Гедеона и Авимелех

Много воевали израильтяне в пределах земли Хананейской, много взяли городов и селений. И когда старики отошли к праотцам своим и народились новые люди, стала молодежь верить местным богам — Ваалу и Астарте, смешивались израильтяне с мадианитянами и амаликитянами — народами, которые были когда-то ими побеждены.
Бог покарал израильтян за это и на семь лет предал в руки кочевников мадианитян.
Тяжела была их рука. Сбежали израильтяне в горы и жили в пещерах. Что посеют, то мадианитяне съедят, и овец у них взяли, и волов, и ослов. И людей убивали. У воина Гедеона убили братьев.
Как-то раз молотил Гедеон на гумне пшеницу, и пришел к нему ангел:
— Бог посылает тебя спасти твой народ.
А ночью Бог сказал Гедеону:
— Разрушь жертвенник местного бога Ваала и сруби священное дерево, которому поклоняется твой отец. Поставь жертвенник мне и сожги тельца на поленьях дерева, которое срубишь.
Так и сделал Гедеон, но сделал это ночью, потому что боялся расправы.
Узнали об этом жители города и сказали Иоасу, отцу Гедеона:
— Твой сын должен умереть.
— Пусть Ваал сам за себя заступится, если он бог, — возразил Иоас. — Пусть сам судится с Гедеоном.
А тут мадианитяне и амаликитяне пошли войной против сынов Израилевых.
— Если шерсть, которую я на ночь разложу на земле, будет мокрая от росы, а земля кругом суха, значит, ждет меня победа, — загадал Гедеон.
И утром он отжал из шерсти целую чашу росы.
— Господи, если назавтра кругом будет росно, а шерсть — суха, то ты мне поможешь, — взмолился Гедеон.
Все исполнилось, как он загадал. Собралось с Гедеоном много народа, и Бог сказал:
— Слишком вас много. Боюсь, возгордитесь, скажете: без Бога побеждаем. Пусть уйдут боязливые и робкие.
И отправились по домам двадцать две тысячи, а десять тысяч осталось.
— Все-таки много их, — сказал Бог Гедеону. — Веди их к воде. Кто будет воду слизывать языком, как пес, того оставь, а кто будет наклоняться и пить с колен, того пошли прочь.
Осталось триста человек.
Засел Гедеон со своим отрядом на горе, а мадианитяне раскинули стан в долине.
Ночью сказал Бог Гедеону:
— Иди в стан, послушай, что говорят враги. Если боишься идти один, возьми с собой Фуру, слугу своего.
Отправился Гедеон вместе с Фурой и слышит, как один воин рассказывает другому сон:
— Снилось мне: катится круглый ячменный хлеб по нашему стану, налетел на шатер, и шатер упал.
— Не иначе как отдал нас Бог Гедеону, — толковал другой. Ободрился Гедеон, вернулся к своим и сказал:
— Разделимся на три отряда, возьмем в руки трубы и светильники. Спрячьте светильники в пустые кувшины… А дальше — делайте, как я.
Подошли они к вражескому стану глубокой ночью, выстроились вокруг и разбили кувшины. Правой рукой держали трубы, а левой — светильники, и давай трубить и кричать:
— Меч Господа и Гедеона!
Забегали вражеские воины в стане, закричали спросонок, стали биться друг с другом и в конце концов бросились наутек.
Погнался за ними Гедеон, перешел реку Иордан и пришел к городу Сокхофу.
— Дайте хлеба моему народу. Утомились мы в погоне за Зевеем и Салманом, царями мадиамскими, — сказал Гедеон сокховцам.
— Когда поймаешь царей, тогда и хлеб дадим, — ответили ему.
— Высеку я вас за это терновником и побью молотильными досками! — пригрозил Гедеон.
Пришел он в город Пенуэл, но и там не накормили его воинов.
— Вернусь — разрушу башню эту, — решил Гедеон.
Пленил Гедеон Зевея и Салмана и привел в Сокхоф.
— Вот цари мадиамские, — говорит.
Наказал Гедеон старейшин города терновником и досками, а потом и башню Пенуэльскую развалил.
Израильтяне сказали Гедеону:
— Владей нами!
— Нет, — ответил Гедеон. — Ни я, ни сыновья мои не будем вами владеть. Пусть Бог владеет.
У Гедеона было семьдесят сыновей, одного из них звали Авимелех.

АВИМЕЛЕХ
Сказал Авимелех братьям матери своей:
— Спросите жителей Сихема, что лучше для них: власть семидесяти сынов Гедеона или одного? Но помните, что я — кость и плоть ваша.
Сихемцы решили, что один, да к тому же свой, лучше семидесяти, и дали Авимелеху серебра, чтобы нанял он себе праздных и своевольных людей.
Убил Авимелех всех своих братьев, только младшему, Иофаму, удалось скрыться.
И поставили сихемцы Авимелеха царем.
Узнал о том Иофам, встал на вершину горы Гаризим и прокричал:
— Слушайте меня, жители Сихема! Решили раз деревья выбрать себе царя и сказали маслине:
«Царствуй!»
«Маслом моим чествуют богов и людей. Неужели я честь променяю на власть?» — молвила маслина.
Тогда смоковнице поклонились деревья, но ответила смоковница:
«Сладки мои плоды. Зачем ради власти лишаться мне сладости?»
Обратились деревья к виноградной лозе.
«Сок мой — веселье богов и людей, — ответила лоза. — Мне веселье дороже власти».
Огляделись деревья: кого бы выбрать? И увидели: терновника много вьется.
«Терновник, не хочешь ли быть царем? Бери власть над нами!»
«Если вы поступаете по правде, — сказал терновник, — ставьте меня царем и покойтесь в моей тени. Если же не по правде, быть между нами большому огню, и даже кедры ливанские сгорят от терновника».
«Смотрите, жители Сихема, — кричал Иофам. — Если по правде вы поступили с Гедеоном и домом его, радуйтесь вы, и Авимелех вместе с вами. А если нет — пойдет огонь от вас на Авимелеха и от Авимелеха на вас!»
Сказал это Иофам и скрылся.
Авимелех царствовал три года, но потом перестали покоряться ему жители города, и началась война, в которой Авимелех победил. Разрушил он свой родной город и засеял его солью.
После решил Авимелех наказать город Тевец, который был на стороне Сихема. Жители города заперлись в крепкой башне, и, когда Авимелех ринулся к воротам, чтобы поджечь их, некая женщина сбросила с городской стены жернов и проломила ему голову. Крикнул Авимелех оруженосцу своему:
— Убей меня, чтобы не сказали обо мне: погиб от рук женщины! И оруженосец убил его.

0
No votes yet