Пути апостола Павла

 Апостол Павел спешил в Иерусалим. По пути он остановился в Кесарии, в доме Филиппа.
 Пришел из Иудеи пророк по имени Агав, вошел в дом Филиппа, взял пояс Павла, связал себе руки и ноги и сказал:
 — Владельца этого пояса свяжут иудеи в Иерусалиме и отдадут в руки язычников.
 Стали все упрашивать Павла не ходить в Иерусалим.
 — Не сокрушайте сердце мое, — отвечал Павел. — Я не только хочу быть узником, но и умереть готов за имя Господа Иисуса.
 И отправился Павел в Иерусалим. Там радушно приняла его братия. Павел всем подробно рассказывал о деяниях своих среди язычников.
 — А говорят, что ты учишь язычников не соблюдать закона Моисея. Очистись теперь и иди в храм. Пусть все знают, что слышанное о тебе несправедливо, но что ты сам продолжаешь соблюдать закон.
 Так и сделал Павел, но на седьмой день, когда оканчивались дни очищения, иудеи, прибывшие из Азии, схватили апостола с криком:
 — Помогите! Этот человек повсюду учит против закона!
 Весь город пришел в движение, хотели убить Павла, но, узнав о возмущении, вмешался тысяченачальник вместе со своими воинами и велел сковать Павла двумя цепями.
 — Кто он и что худого сделал? — спрашивал тысяченачальник. Одни кричали одно, другие — другое, ничего не поймешь, поэтому велено было вести Павла в крепость.
 При входе в крепость Павел окликнул тысяченачальника:
 — Можно ли мне сказать тебе нечто?
 — Ты знаешь по-гречески? — удивился тысяченачальник. — Не ты ли тот египтянин, который недавно вывел в пустыню четыре тысячи разбойников?
 — Нет, я иудей, я из Тарса. Прошу тебя, позволь мне говорить к народу.
 Начальник позволил, и Павел, стоя на лестнице, начал говорить:
 — Мужи, братья, отцы! Выслушайте мое оправдание! Родился я в Тарсе, воспитан был в этом городе в отеческом законе. И я преследовал когда-то это новое учение, предавал в темницу мужчин и женщин.
 И далее говорил Павел о том, как услышал он голос с неба, как крестился и проповедовал учение Иисуса Христа, потому что Иисус явился ему во сне и послал его к язычникам.
 Выслушали люди Павла и стали кричать:
 — Истребить его нужно! Нельзя ему жить!
 Тысяченачальник велел бичевать Павла, чтобы узнать, по какой причине так возмутился народ, но Павел сказал:
 — Разве вам позволено бичевать римского гражданина без суда?
 — Неужели ты римский гражданин? — удивился тысяченачальник.
 — Да, — отвечал Павел.
 — Я за большие деньги приобрел это гражданство.
 — А я в нем родился, — сказал Павел.
 Испугался тысяченачальник, что связал римского гражданина, освободил Павла от цепей и на другой день поставил его перед синедрионом.
 В синедрионе разразился страшный спор. Никак не могли решить саддукеи и фарисеи, виноват Павел или нет. Из страха, что Павла разорвут на куски, тысяченачальник снова приказал увести Павла в крепость.
 Тогда некоторые иудеи поклялись не есть и не пить, пока не покончат с Павлом. Пришли они к первосвященникам и просили их призвать Павла для более внимательного расследования, чтобы убить его по пути в синедрион.
 Узнал об этом заговоре сын сестры Павла, пришел в крепость и все рассказал апостолу, а потом и тысяченачальнику.
 — Никому не говори, что ты мне об этом поведал, — приказал юноше тысяченачальник.
 В ту же ночь отправил он Павла в Кесарию, к правителю Феликсу.
 Через пять дней пришел в Кесарию первосвященник Анания со старейшинами и с ритором Тертуллом, которые жаловались правителю на Павла. И сказал Тертулл про Павла:
 — Мы считаем, что этот человек — язва общества, возбудитель мятежа между иудеями и проповедник ереси.
 Правитель Феликс кивнул Павлу, чтобы тот защищался.
 — Ты, правитель, можешь узнать, что не более двенадцати дней тому, как пришел я в Иерусалим для поклонения. Ни в святилище, ни в собраниях, ни в городе никто меня не видел спорящим или производящим народное возмущение. Не могут эти люди доказать того, в чем меня теперь обвиняют. Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих.
 Выслушав все это, правитель Феликс стал тянуть дело: Павла было приказано стеречь, но не стеснять.
 По прошествии двух лет Феликса сменил Порций Фест.
 Фест прибыл в провинцию и сразу же навестил Иерусалим. По приходе из Иерусалима в Кесарию приказал он привести к нему Павла, позваны были также и иудеи, его обвинявшие, и снова начался суд. Иудеи перечислили много Павловых прегрешений, но доказать ничего не могли, а Павел стоял на своем:
 — Не сделал я никакого преступления ни против закона иудейского, ни против храма, ни против кесаря.
 Порций Фест предложил Павлу предстать перед судом в Иерусалиме, но Павел сказал ему:
 — Я стою перед судом кесаревым, где мне и следует быть судимым. Иудеев я ни в чем не обидел, и ты это хорошо знаешь. Если я виновен, я готов умереть, а если обвинения против меня ложны, никто не может выдать меня им. Я требую суда кесарева.
 Поговорил Порций Фест с советом и сказал:
 — Ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься.
 Через несколько дней прибыл в Кесарию царь Ирод Агриппа II с сестрой своей Вереникой. Порций Фест предложил Агриппе дело Павла.
 — Хотел бы я послушать этого человека, — сказал Агриппа.
 Привели Павла и разрешили ему говорить, после чего Агриппа сказал Порцию Фесту:
 — Можно было бы освободить этого человека, если бы он не потребовал суда у кесаря.
 Порций Фест решил послать Павла к кесарю в Рим вместе с другими узниками. Во главе отряда был сотник Августова полка по имени Юлий.
 Вступили посланные на корабль, которому предстояло плыть вдоль азиатского побережья. На другой день пристали в Сидоне, и Юлий отпустил Павла к друзьям, которые снарядили апостола в дальний путь. Из Сидона корабль прибыл к Кипру по причине противных ветров. Там сотник нашел другой корабль, плывущий в Италию, и после многих дней корабль приблизился к Криту, к месту, называемому Хорошие Пристани, близ которого был город Ласея. Стал Павел советовать остаться на время на Крите, но сотник более доверял кормчему и начальнику корабля, нежели словам Павла.
 Вскоре корабль попал в страшную бурю, и многие дни не было видно ни солнца, ни звезд, исчезла всякая надежда на спасение. За борт был выброшен весь груз, и нечего было есть.
 Встал тогда Павел и сказал:
 — Мужи! Надлежало вам послушаться меня и не отходить от Крита. Теперь же, прошу вас, ободритесь, потому что никто из вас не погибнет, погибнет только корабль. Это мне сказал ночью ангел. Нас выбросит на какой-нибудь остров.
 В четырнадцатую ночь корабельщики стали догадываться, что корабль приближается к какой-то земле. Опасаясь каменистых мест, бросили они якоря в ожидании дня, а потом хотели бежать с корабля и стали спускать на воду лодку.
 Тогда сказал Павел сотнику и воинам:
 — Если они не останутся на корабле, вы не сможете спастись.
 Отсекли воины веревки у лодки, и ее унесло течение.
 Когда рассвело, все увидели отлогий берег, к которому можно было пристать. Но корабль попал на косу, увяз, корма стала разрушаться от ударов волн.
 Воины хотели было умертвить узников, чтобы они не сбежали, но сотник, жалея Павла, удержал их от этого и велел умеющим плавать первым броситься в воду и добираться до берега вплавь. Другие спасались на досках. И действительно, никто не погиб.
 Вскоре спасшиеся узнали, что они на Мальте. Местные жители встретили их хорошо. Начальник острова по имени Публий принял их и три дня угощал.
 Отец Публия в это время страдал горячкой, и Павел исцелил его молитвой и возложением рук, после чего многие местные жители приходили к апостолу исцеляться.
 Через три месяца отряд и узники отплыли с Мальты, и вскоре Павел попал в Рим.
 Целых два года жил Павел в Риме на своем иждивении, принимал всех, приходивших к нему, проповедовал Царствие Божие и учил о Господе Иисусе Христе.

 

0
Нет голосов