Саул и Давид

САМУИЛ

У одного человека по имени Елкана было две жены: Анна и Феннана. У Феннаны рождались дети, а у Анны нет. В тот день, когда Елкана приносил жертву Богу, он угощал Феннану, сыновей, дочерей, но Анне давал часть особую, потому что очень ее любил. Феннана же поедом ела свою бездетную соперницу. И взмолилась Анна:
— Господи, если дашь ты мне сына, вовек не коснется бритва его головы. Посвящу я его тебе.
И родился у нее сын. Назвали его Самуил, что значит «выпрошенный у Бога».
Как только мальчик вырос, отвела его мать к священнику.
— Пусть служит Богу по все свои дни, — сказала священнику Анна.
Со временем вырос Самуил и всей земле от Дана до Вирсавии стал известен как пророк.

НАРОД ТРЕБУЕТ ЦАРЯ
Когда состарился Самуил, поставил сыновей своих судьями над народом, но сыновья уклонялись в корысть: брали подарки, судили превратно. Тогда пришли старейшины к Самуилу и сказали:
— Ты стар стал, Самуил, а сыновья твои не идут твоими путями. Поставь над нами царя, как у иных народов.
Не понравилось это слово Самуилу. Стал он молиться Богу, и Бог ему сказал:
— Послушен будь во всем голосу народа. Не тебя, но Меня они отвергают, чтобы Я не царствовал над ними. Но только объяви им права царя.
Повторил Самуил старейшинам слова Бога, а потом сказал:
— Вот права царя: сыновей ваших он возьмет, и они будут бегать перед колесницами его, поставит он их начальниками войска и земли, чтобы они жали хлеб и делали ему воинское оружие. Дочерей ваших он возьмет, чтобы они составляли масти, варили кушанье и пекли хлебы. Лучшие поля и стада ваши отдаст он слугам своим. От урожаев ваших возьмет он десятую часть и отдаст евнухам и слугам своим. От стад ваших возьмет он десятую часть, и сами вы будете ему рабами.
Выслушали старейшины и сказали:
— Все равно хотим царя.

САМУИЛ И САУЛ
В колене Вениаминовом был некто Кис, человек знатный. И был у него сын Саул — статный красавец, выше всех на голову.
Пропали раз ослицы у Киса, и сказал Кис сыну:
— Возьми слугу и найди ослиц.
Пошел Саул, долго шел, всю землю Вениаминову пересек — нет ослиц.
— Вернемся домой, — сказал он слуге. — Иначе отец не ослиц — нас искать бросится.
— Тут недалеко человек Божий, пойдем к нему, может, скажет он, куда нам податься, — предложил слуга.
— А что мы ему дадим? Ведь у нас и хлеба нет.
— У меня есть немного серебра, — ответил слуга.
Встретили они девиц на дороге и спросили:
— Где нам тут прозорливца найти?
— Поспешайте в город, сегодня у народа жертвоприношение, — ответили девицы, — прозорливец на обед пойдет, постарайтесь поспеть к нему до обеда.
Дошел Саул до середины города, а навстречу ему Самуил.
За день до прихода Саула Бог сказал Самуилу:
— Завтра в это время я пришлю к тебе человека. Поставь его в правители страны.
Подходит Саул к Самуилу и говорит:
— Скажи мне, где дом прозорливца?
— Иди впереди меня, — ответил Самуил. — Будешь обедать со мной сегодня. А ослицы твои нашлись уже, не беспокойся.
Посадил Самуил Саула между самыми почетными гостями и велел принести ему самое почетное кушанье.
На другой день взял Самуил сосуд с елеем, опрокинул его на голову Саула, поцеловал помазанника и сказал:
— Когда пойдешь сейчас, встретятся тебе пророки, и ты будешь пророчествовать вместе с ними, и сделаешься иным человеком. А потом иди в Галгал и жди меня там семь дней.
Пошел Саул, как велел ему Самуил, и повстречал пророков. Когда стал он пророчествовать, удивились те, которые его знали:
— Что это с Кисовым сыном? Неужели и Саул во пророках?
Через семь дней Самуил собрал народ в Массифе и велел народу подходить по коленам. И указано было ему на колено Вениаминово. Велел он подходить колену Вениаминову.
И указано было племя Матриево. Пришло племя Матриево по мужам, и назван был Саул, сын Кисов. Пошли искать его и долго не могли найти. Наконец отыскали Саула в обозе и привели. Был он на голову выше всех остальных.
— Видите, кого вам избрал Господь? — спросил Самуил. И воскликнули все:
— Да здравствует царь!
Но были и такие, которые говорили:
— Саулу ли нас спасать?
Вскоре Наас Аммонитянин осадил Иавис Галаадский, и взмолились жители Иависа:
— Заключи с нами союз, мы будем тебе служить!
— Я заключу с вами союз, но с тем, чтобы каждому из вас выколоть правый глаз. Пусть будет бесчестие на Израиле, — ответил Наас.
Тогда послали из Иависа к Саулу, собрал Саул войско и поразил Нааса.
Большое торжество было тогда у сынов Израилевых, и народ требовал убить тех, кто говорил: «Саулу ли нас спасать?» Но не разрешил Саул убивать людей в столь торжественный день.
В Гиве Вениаминовой стоял тогда сторожевой отряд филистимский, и сын Саула Ионафан разбил этот отряд. Собрались филистимляне против Израиля, а Саул вострубил по всей стране сбор.
И собрался народ к Саулу в Галгал. Многие, однако, попрятались в пещеры и ущелья между скалами, в башни и рвы, некоторые бежали за Иордан. И в Галгале был великий страх. Ждал Саул пророка Самуила в Галгале, чтобы принести жертву, но никак не шел Самуил. Стал народ разбегаться от Саула. Тогда Саул сам решил принести всесожжение. Но едва он закончил, пришел Самуил.
— Худо ты поступил, — сказал пророк. — Бог упрочил бы твое царствование, а теперь тебе не устоять. Другого царя Бог найдет своему народу.
Вскоре напал Ионафан со своим оруженосцем на филистимлян и учинил в их стане переполох. Увидя это, бросился на филистимлян Саул и погнал врага из своих пределов, так что даже воины его утомились.
Утвердилось с той поры царство Саула. Во все время свое воевал он с филистимлянами, а когда видел где человека сильного и воинственного, брал его к себе.

ДАВИД И ГОЛИАФ
Снова филистимляне собрали войско и встали станом недалеко от города Сокхоф в Иудее.
Царь Саул с войском встал станом напротив — приготовился к схватке.
Филистимляне были на горе, и израильтяне стояли на горе, а между ними была долина.
Из филистимского стана вышел единоборец по имени Голиаф, ростом он был шести локтей и пяди.
— Эй, рабы Сауловы, кто из вас сразится со мной? — вскричал Голиаф. — Если победит тот, кто выйдет против меня, мы будем вашими рабами, а если я убью вашего, то вы нам послужите.
Испугались сыны Израилевы, никто не отважился выступить против Голиафа. И так сорок дней выставлял себя Голиаф.
Три брата были в войске царя Саула — Елиав, Аминадав и Самма, а младший, Давид, пас овец близ города Вифлеем.
— Сходи-ка, сынок, отнеси хлеба братьям и сыров — их начальникам, — сказал юному Давиду отец его Иессей.
Встал Давид рано утром, поручил овец своих сторожу и отправился к войску. Пришел он в то время, когда войско стояло строем, готовое к сражению. Оставил свою ношу Давид и побежал в ряды воинов к братьям.
Тут и услышал он Голиафа, от которого разбегались израильтяне.
— Царь дочь свою сулил отдать замуж за того, кто убьет Голиафа, — говорили вокруг.
— Что-что? — переспросил Давид. — Я бы взялся за это дело.
Тут выругал Давида старший брат Елиав:
— Много о себе воображаешь! Сидел бы лучше при овцах!
Но Давид отмахнулся от него и пошел к царю Саулу.
— Я сражусь с этим филистимлянином! — заявил он.
— Молод ты еще, — усомнился царь Саул.
— Когда медведь уносил из стада овцу, я, бывало, брал его за космы и убивал. И на льва я тоже ходил, — убеждал царя Давид.
— Ну иди, — разрешил царь Саул и приказал дать Давиду свой медный шлем и броню.
Оделся Давид, как воин, походил, поразмялся, а потом сказал царю Саулу:
— Не могу я в этом ходить. Не привык.
Поднял Давид пяток гладких камней у ручья, положил в свою пастушескую сумку, взял посох в одну руку, пращу — в другую и вышел против филистимлянина.
На Голиафе был медный шлем, чешуйчатая броня и медные наколенники, медный щит висел за плечами, впереди него шел оруженосец.
С презрением оглядел филистимлянин Давида — белокурого, молодого, красивого.
— Зачем ты палку взял? — спросил Голиаф. — Разве я собака?
И пошел Голиаф на Давида, а Давид выбежал навстречу ему.
Взял Давид камень из сумки, бросил его из пращи и угодил Голиафу прямо в лоб.
Так без меча одолел Давид Голиафа.
Подбежал Давид к Голиафу и его же мечом отрубил ему голову. Увидели такое филистимляне, побежали прочь, а воины царя Саула погнались вослед.
Голову Голиафа Давид отнес потом в Иерусалим, а оружие уложил в своем стане.
— Чей ты сын, юноша? — спросил царь Саул.
— Я Давид, сын раба твоего Иессея из Вифлеема.

ДАВИД И ЦАРЬ САУЛ
Как увидел Давида сын царя Саула Ионафан, так и полюбил юношу всем сердцем. Подарил ему свою одежду, меч и пояс в знак крепкого союза между ними.
Вскоре показал себя Давид как человек очень благоразумный, и царь Саул поставил его военачальником, что понравилось народу и приближенным Саула.
Однажды после победы над филистимлянами шествовали царь Саул с Давидом, а женщины выходили навстречу им с музыкой и танцами и говорили между собой:
— Царь Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч.
Сильно огорчился царь Саул и подумал: «Недостает только Давиду именоваться царем!»
На другой день играл Давид на струнах, а царь Саул взял копье и метнул в Давида. Однако юноша успел увернуться.
Поставил его царь Саул тысячником и удалил от себя, но вскоре сказал:
— Женись на моей старшей дочери Мерове и будешь вести войны. — А сам подумал: «Пусть убьют его филистимляне».
— Кто я такой, чтобы быть царским зятем? — ответил Давид. И отдали Мерову другому.
Но Давида полюбила младшая дочь царя Саула — Мелхола. «Пусть будет она ему сетью», — подумал царь Саул. Снова Давид стал отказываться жениться, ссылался на бедность свою и незнатность. Тогда царь Саул приказал, чтобы к свадьбе убил Давид сто филистимлян. Согласился Давид и убил двести филистимлян, после чего женился на Мелхоле.
Ненавидел царь Давида и боялся его, а люди в Давиде души не чаяли.
Приказал царь Саул слугам убить Давида, но Ионафан уговорил отца не делать этого.
Снова была война с филистимлянами, и Давид победил, что крепко досадило царю Саулу.

Снова играл Давид на струнах, а царь Саул бросил в него копье, но не попал.
На следующую ночь подослал царь Саул убийц в дом Давида, но Мелхола помешала убийцам.
— Если немедленно не скроешься, не доживешь до утра, — сказала Мелхола мужу.
Спустился Давид по веревке через окно и скрылся. Мелхола положила в постель статую, а в изголовье — козлиную шкуру. Пришли злодеи, спросили Давида, а она ответила:
— Болен.
Доложили о том царю Саулу, и он велел принести Давида вместе с постелью. Но в постели была только статуя.
— Зачем ты меня обманула? — сказал царь Саул дочери. — Зачем сохранила жизнь моему врагу?
— Он грозился убить меня, если я его не пущу, — оправдывалась Мелхола.

ДАВИД И ИОНАФАН
Встретился Давид с Ионафаном и спрашивает:
— Что я такого сделал? В чем грешен перед твоим отцом? За что он хочет убить меня?
— Не убьет он тебя, — ответил Ионафан. — Без меня он и шагу не ступит.
— Нет, Ионафан, я лишь в шаге от смерти.
— Если царь и в самом деле захочет тебя убить, я дам тебе знать, — сказал Ионафан.
— Как ты мне сообщишь?
— Завтра новомесячие. Тебя будут искать, если место твое за столом окажется пусто. Спрячься в поле у камня, я в ту сторону пущу три стрелы из лука, как будто в цель, а потом пошлю отрока за стрелами. Если скажу ему: «Стрелы сзади тебя», выходи, ничего тебе отец не сделает. Если скажу отроку: «Стрелы впереди тебя», уходи.
Спрятался Давид в означенном месте.
Наступило новомесячие. Сел царь Саул обедать. Смотрит, место Давида пусто. В первый день ничего не сказал царь Саул. Но на второй день спросил:
— Почему Давид не явился к обеду ни вчера, ни сегодня?
— Он отпросился у меня в Вифлеем, — ответил Ионафан.
Рассердился царь Саул:
— Ты — сын негодный и непокорный. Знай: пока жив Давид, не устоишь ни ты, ни царство твое. Приведи его сюда, он обречен на смерть.
— Да что же он такого сделал? — удивился Ионафан.
Метнул царь в сына копье, и ясно стало Ионафану, что отец не шутит.
Утром вышел Ионафан в поле, пустил три стрелы и послал отрока поискать.
— Смотри, стрелы впереди тебя! — крикнул Ионафан.
И тут вышел к нему Давид. Обнялись они и поклялись, что мир будет между ними навеки.

ГНЕВ ЦАРЯ САУЛА
Пришел Давид к священнику Ахимелеху.
— Почему ты один? — спрашивает Ахимелех.
— Царь поручил мне тайное дело. Поэтому людей я оставил в известном месте. Дай мне пять хлебов или что найдется.
— У меня сейчас только священный хлеб, — ответил Ахимелех.
— Дай священный. Я положу его в сосуды, и он останется чистый, даже если дорога будет не чиста.
Дал ему хлеба Ахимелех.
— А нет ли у тебя копья или меча? — спросил Давид.
— Есть у меня только меч Голиафа, которого ты убил.
— Дай мне меч, — попросил Давид. — Этому мечу нет подобного.
Слышал этот разговор Доик, начальник пастухов Сауловых.
Ушел Давид в пещеру Адолламскую, и пришли туда к нему братья, а также все притесненные, должники и все огорченные душой — около четырехсот человек, и стал Давид над ними начальствовать.
Доик не замедлил сказать царю Саулу, что видел Давида у Ахимелеха и что Ахимелех дал ему меч и пищу.
Призвал царь Саул Ахимелеха и всех священников дома отца его и сказал:
— Зачем вы сговорились против меня с Давидом?
— Кто тебе более верен, чем Давид? — удивился Ахимелех. — Он и зять твой, и исполнитель повелений твоих, и в доме твоем почтен. Я ни с кем не сговаривался и ничего худого не знаю.
— Ты должен умереть, Ахимелех, ты и весь дом отца твоего, — сказал царь Саул.
И приказал Саул телохранителям убить священников, но телохранители не тронулись с места. Тогда царь Саул велел Доику исполнить это дело.
Спасся только сын Ахимелеха Авиафар. Пришел он к Давиду и сообщил, что по приказу царя Саула Доик убил восемьдесят пять священников.
И сказал Давид Авиафару:
— Видел я тогда Доика и знал, что он донесет. Жизни этих несчастных на моей совести. Оставайся при мне, ведь тот, кто хочет моей смерти, и твоей смерти хочет. А я буду тебя охранять.

ДАВИД И АВИГЕЯ
Умер пророк Самуил, и плакал весь народ.
А Давид бродил в пустыне.
Был некто по имени Навал, человек жестокий и злой. Имел он три тысячи овец и тысячу коз.
Пошел Навал к горе Кармил стричь овец, и когда услышал о том Давид, то послал сказать ему:
— Мир дому твоему, Навал! Мы твоих пастухов не трогали, добро твое берегли. Помоги Давиду, пошли ему, что есть под рукой.
Услышал Навал эти слова и ответил:
— Что-то много стало беглых рабов. Неужели отдам я Давиду то, что приготовил для работников, стригущих овец?
Вернулись люди с пустыми руками.
Тогда сказал им Давид:
— Берите мечи!
И пошло вместе с Давидом около четырехсот человек.
Жена Навала, по имени Авигея, отличалась умом и красотой. Как только слуги сказали ей, что приходили от Давида и ушли ни с чем, тут же взяла она тайно от мужа двести хлебов, два меха с вином и разных кушаний, велела навьючить ослов и приказала слугам:
— Ступайте впереди меня.
На горной тропе повстречала она Давида.
— Напрасно я охранял имущество Навала, — сказал Давид. — Он злом заплатил за добро. До рассвета ничего от его имущества не останется.
Сошла Авигея с осла и пала перед Давидом ниц:
— Не обращай внимания на Навала. «Навал» — значит «безумный», а он безумный и есть. Принесла я отрокам твоим дары. Прими их, прошу.
Отпустил ее Давид со словами:
— Послушался я твоего голоса и почтил лицо твое.
Вернулась Авигея к Навалу, а Навал был пьян. Утром рассказала она ему, какая беда миновала, замерло в нем сердце, сделался он как камень и через десять дней умер.
Узнал о том Давид и предложил Авигее выйти за него замуж.
— Я готова служанкой твоей быть, не только женой, — молвила Авигея.
И стала Авигея женой Давида.

КОПЬЕ И ЧАША
Донесли царю Саулу, что Давид скрывается на холме Гахила в пустыне Зиф, и пошел он с тремя тысячами мужей против Давида. К ночи поставил царь Саул стан на горе и уснул в шатре вместе с военачальником своим Авениром.
Давид выследил царя Саула, узнал, где его шатер, и вместе с Авессой пошел ночью в стан царя.
Незамеченными добрались они до шатра, тихо прошли в него среди спящих и увидели — спят царь Саул и Авенир, а у изголовья царя — чаша с водой и копье.
Авесса хотел убить царя Саула, но Давид не разрешил:
— Помазанника Божьего убивать грех.
Взял Давид копье и чашу и ушел вместе с Авессой так же незаметно, как и пришел.
Поднялся Давид на вершину холма напротив шатра царя Саула и стал кричать:
— Ответь, Авенир!
— Кто ты такой, чтобы беспокоить царя? — прокричал ему военачальник.
— Что же ты царя не охраняешь? Пока ты спал, приходили к царю злоумышленники. Вот копье царя и чаша, что были у изголовья его постели, — ответствовал Давид. — Пошлите отрока ко мне, я возвращаю царю его вещи.
Узнал царь Саул голос Давида и удивился:
— Ты ли это, Давид?
— Я. Зачем гоняешься за мной по горам, как за куропаткой? Что я сделал тебе плохого?
— Виноват я перед тобой, — ответил царь Саул. — Неумно я поступил. Благословен ты, сын мой Давид: и дело сделаешь, и превозмочь превозможешь.
И пошел Давид своей дорогой, а царь Саул вернулся домой.

ДАВИД И АНХУС
«Если я не уйду отсюда, поймает меня царь Саул, — подумал Давид. — Надо мне уйти к филистимлянам».
Ушел Давид к Анхусу, царю гефскому, прожил в Гефе больше года, и царь Саул его не искал.
— Если я приобрел благоволение в глазах твоих, — сказал Давид царю Анхусу, — дай мне какой-нибудь малый город, и я в нем поселюсь.
Дал царь Анхус Давиду городок Секелаг, и оттуда ходил Давид на амаликитян и опустошал их города. В живых не оставлял ни мужчин, ни женщин, чтобы не было слухов о его жестокости.
И думал царь Анхус, что Давид навек стал его слугой.

ЦАРЬ САУЛ У ВОЛШЕБНИЦЫ В АЭНДОРЕ
Собрали филистимляне войско для войны с царем Саулом.
— Пойдешь со мной, — сказал Анхус Давиду.
Как увидел царь Саул филистимлян, дрогнуло его сердце. Обратился он к Богу, но Бог не отвечал ему.
— Сыщите мне волшебницу, — повелел царь Саул слугам.
А сыскать волшебницу было не просто, потому что царь Саул изгнал всех волшебников и гадателей из страны. Нашли все-таки гадалку в Аэндоре.
Переоделся царь Саул и пришел к этой женщине ночью.
— Прошу тебя, — говорит, — вызови душу того, о ком я скажу.
— Ты же знаешь, что царь наш, Саул, изгнал всех волшебников из страны, — возразила женщина. — Зачем расставляешь передо мной сети? Хочешь меня погубить?
— Клянусь, не будет тебе за это беды, — обещал царь Саул.
— Кого тебе вызвать?
И ответил царь Саул:
— Самуила.
Вызвала женщина пророка Самуила и вскрикнула:
— Зачем ты обманул меня? Ты — царь Саул.
— Не бойся! — ответствовал царь Саул. — Говори, что видишь.
— Вижу как бы бога, выходящего из земли.
— И какой он видом?
— Престарелый, в длинную одежду одет.
Тут узнал царь Саул пророка Самуила и пал перед ним на землю.
— Зачем ты потревожил меня? — спросил пророк Самуил.
— Тяжело мне очень. Филистимляне воюют против меня, а Бог не отвечает мне ни через пророков, ни во сне. Научи, что делать.
— Что же я могу тебе сказать, если сам Бог от тебя отступился? Бог сделает то, что говорил через меня: возьмет у тебя царство и отдаст Давиду. Завтра ты и сыны твои будете здесь со мною, а стан израильский попадет в руки филистимлян.
Испугался царь Саул, и силы его покинули.
Подбежала к нему гадалка.
— Я тебя послушала, а теперь послушай меня ты, — сказала она. — Поешь, а потом отправишься в путь.
Царь Саул отказывался, но она его накормила.
Потом поднялся царь Саул и еще до скончания ночи уехал из Аэндора.

В СЕКЕЛАГЕ
А тем временем князья филистимские пришли к царю Анхусу и сказали:
— Почему в нашем стане Давид?
— Он при мне уже больше года и не сделал ничего худого, — ответил царь Анхус.
— Нет, — возразили князья. — Он может нас всех предать. Отправь его домой.
И пришлось Давиду поутру уйти домой со своим войском.
Пришел он в Секелаг, увидел, что город сожжен амаликитянами, а женщины уведены в плен. Возмутились воины Давида и хотели побить его каменьями, потом решили преследовать амаликитян.
Напал Давид на полчища царя Амалика и бил их от сумерек до вечера другого дня, и никто из врагов не спасся, кроме четырехсот юношей, которые сели на верблюдов и ускакали. Все жены и дочери были спасены.

СМЕРТЬ ЦАРЯ САУЛА
Побежали мужи израильские от филистимлян, пали, пораженные, на горе Гелвуе.
Догнали филистимляне сыновей царя Саула — Ионафана, Аминадава и Малхисуа — и убили.
Вокруг царя Саула была жестокая битва, его всего изранили стрелами. И сказал царь Саул оруженосцу:
— Заколи меня мечом, чтобы я врагам не достался.
Но не сделал этого оруженосец. Тогда царь Саул сам упал на меч.
И оруженосец его сделал то же.

ВЕСТНИК
Вернулся Давид в Секелаг, и ведут на третий день к нему человека — весь изодранный, на голове — прах. Низко поклонился тот человек Давиду.
— Откуда ты? — спросил Давид.
— Я из стана израильского.
— Что там случилось?
— Народ побежал, много убитых, царь Саул и его сын Ионафан умерли.
— Откуда это тебе известно?
— Я случайно оказался на горе Гелвуе. Вижу — лежит царь Саул. Пал на меч, но не умер, а колесницы и всадники врага уже близко. Окликнул меня царь Саул и велел убить его. «Тоска смертная гложет душу, — сказал. — Пусть душа покинет меня!» Убил я его, снял венец с головы и запястье с руки и принес их тебе. Вот.
— Как же ты не побоялся поднять руку на помазанника Господня! — воскликнул Давид.
И повелел Давид убить вестника.
Разодрал Давид одежды свои и оплакал царя Саула и сына его Ионафана.

ВОЦАРЕНИЕ ДАВИДА
— Идти ли мне в какой-либо из городов Иудиных? — вопросил Давид Бога.
— Иди.
— В какой?
— В Хеврон.
Пошел Давид в Хеврон вместе во всеми людьми и был помазан на царство над домом Иудиным.
И пришли все колена Израилевы к Давиду в Хеврон и сказали:
— Мы — кости твои и плоть твоя. И помазали Давида на царство.
Тридцать лет было тогда Давиду, и царствовал он сорок лет.

ВЗЯТИЕ ИЕРУСАЛИМА
Пошел царь Давид с войском на Иерусалим, против иевусеев, жителей той земли. Окружил царь Давид крепость Сион.
— Куда тебе! — говорили жители. — Тебе и слепых с хромыми не одолеть.
Но пал Сион, и назван был Городом Давидовым.

СТАНОВЛЕНИЕ ЦАРСТВА
Хирам, царь из города Тира, прислал царю Давиду кедровые деревья, а также плотников и каменщиков, и построили они царский дом в городе Иерусалиме.
После того решил царь Давид перенести сюда ковчег Божий, обозначить главенство Иерусалима над другими городами страны. Случилось так, что дорогой некто Оза нечаянно тронул ковчег рукой и тут же пал бездыханный, потому что нельзя было трогать ковчег без почтения и молитвы.
Испугался царь Давид и отправил ковчег в дом Аведдара Гефянина, через три месяца Господь благословил Аведдара и весь его дом. Узнал о том царь Давид и повелел торжественно доставить ковчег Божий в Иерусалим.
Через каждые шесть шагов приносили в жертву тельца и овна, царь Давид скакал перед ковчегом, люди приветствовали его и трубили в трубы.
Установили ковчег в скинии. И сказал Давид Нафану, пророку своему:
— Вот я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром.
— Сделай, как тебе хочется, — ответил ему пророк Нафан. В ту же ночь явился Нафану Бог и сказал:
— Передай царю Давиду: тебя, пастуха, я взял от стада овец, чтобы был ты пастырем сынов Израилевых. Я построю твой дом, укреплю царство, а сын твой построит дом Бога.
ВИРСАВИЯ
Иоав воевал с аммонитянами, а Давид оставался в Иерусалиме.
Однажды под вечер, в начале лета, прогуливался царь Давид по крыше своего дома и увидел купающуюся женщину — очень красивую. Он спросил ее имя. Оказалось, что это Вирсавия, жена воина Урии Хеттеянина.
Царь Давид пригласил ее к себе, она пришла, побыла у него какое-то время, а потом вернулась домой.
Вскоре разнеслась весть, что Вирсавия ждет ребенка. Тогда царь Давид приказал привести к нему Урию Хеттеянина.
Явился Урия. Царь Давид расспросил его о том, как идут сражения с аммонитянами, а потом сказал:
— Ступай домой!
Вышел Урия от царя Давида, и богатое кушанье за ним понесли, но остался воин у ворот царского дома вместе со слугами своего господина.
Когда узнал о том царь Давид, стал выспрашивать:
— Почему же ты, Урия, домой не пошел с дороги?
— Как же, царь мой, пойду я к жене, если все сейчас коротают ночи в шатрах, а господин мой Иоав и воины его — в поле? Как могу я пойти к жене?
Снова пригласил его царь Давид к столу, и остался Урия Хеттеянин в доме царя на следующий день, но и на этот раз домой не пошел, лег ночевать вместе с рабами.
Утром вручил ему царь Давид письмо к военачальнику Иоаву и отпустил.
А в письме том было написано:

 Поставьте Урию Хеттеянина на самое опасное место и отступите, чтобы его убили.

И при осаде города Раввы погиб Урия Хеттеянин.
Плакала Вирсавия по муже своем, а когда кончилось время плача, взял ее царь Давид в свой дом, и она родила ему сына.
Пришел к царю Давиду пророк Нафан:
— Послушай, что я тебе расскажу. Жили-были два человека — богатый и бедный. У богатого было очень много скота, а у бедного — маленькая овечка, на последние деньги купленная. Бедняк кормил ее со своего стола, поил из своей чаши, росла овечка вместе с детьми бедняка, а ночью, случалось, клала голову на его грудь. Овечка была для него как дочь. Пришел раз к богатому человеку странник, и пожалел богач собственных своих овец, чтобы приготовить обед, а взял овечку бедняка и зарезал. Царь! Какую, по-твоему, кару заслужил такой человек?
— Убить его мало! — гневно ответил царь Давид.
— Вот ты и есть такой человек, — сказал пророк Нафан. — Сильно накажет тебя за это Бог. Ты не умрешь, но сын твой умрет.
И действительно, сын Вирсавии заболел. Начал царь Давид молиться, поститься, но все напрасно — на седьмой день мальчик скончался. После этого встал царь Давид, умылся, переоделся и сел к столу.
— Что это значит? — спросили домашние. — Пока ребенок был жив, ты ничего не ел, молился и плакал, а когда мальчик умер, садишься к столу.
— Пока мальчик жил, я надеялся вымолить его у Бога, думал, что Бог смилуется надо мной. А зачем же мне поститься теперь? Разве этим его вернешь?
Потом Вирсавия родила сына, которого назвала Соломон.
Вскоре прислал военачальник Иоав послание царю Давиду: Приходи, царь, и бери город Равву. А если возьму его я, то город будет носить мое имя.
Собрал царь Давид войско и пошел к Равве. Одержал победу, взял венец тамошнего царя с драгоценным камнем и много добычи. А жителей Раввы велел положить под пилы, молоты и топоры, многих бросили в печи. Так поступал царь Давид со всеми городами аммонитян.

ЦАРЬ ДАВИД И АВЕССАЛОМ
Cтаршим сыном царя Давида был Амнон, а Авессалом — третьим, но от другой жены. Во всем царстве не было мужчины столь красивого, как Авессалом, и столь же почитаемого. Ни единого недостатка не было в его внешности. И была у Авессалома сестра Фамарь, дочь царя Давида, такая же красивая, как ее брат.
Случилось, что полюбил Амнон прекрасную Фамарь больше жизни. День и ночь сходил по ней с ума — не ел, не пил, а однажды притворился больным, завлек Фамарь в свой дом и обесчестил. И тут же величайшей ненавистью возненавидел ее Амнон, и ненависть его была сильнее любви.
— Уйди, — сказал он ей.
Посыпала Фамарь голову пеплом и пошла в дом брата своего Авессалома.
Никому не сказал Авессалом о бесчестии сестры, но два года спустя убил Амнона. Потом скрылся в городе Гессуре и жил там три года — очень боялся, что царь Давид отомстит ему.
Поначалу горько оплакивал царь Давид своего первенца, потом утешился, и тогда военачальник Иоав решил помочь Авессалому вернуться в родные края.
Подослал он к царю Давиду женщину, та и рассказала царю, что было у нее два сына, один из которых убил другого, а теперь и этого, последнего, хотят умертвить.
— Иди с миром, — сказал царь Давид, — я прикажу не трогать твоего сына.
— Как же так, царь! — возразила женщина. — Ты сам не делаешь того, что говоришь! Своего сына к себе не возвращаешь.
— Это Иоав тебя научил, — догадался царь Давид.
— Мудр мой царь! — подтвердила женщина.
И сказал Давид военачальнику Иоаву:
— Пойди верни Авессалома. Но лица моего пусть он не видит.
Два года после этого жил Авессалом в Иерусалиме и ни разу не видел своего отца.
Послал как-то Авессалом за Иоавом, чтобы просить царя о прощении, но военачальник не пришел. Снова Авессалом обратился к Иоаву, и снова он не пришел. Тогда велел Авессалом выжечь весь ячмень военачальника. И немедленно пришел Иоав:
— Зачем твои слуги выжгли мои посевы?
— Я звал тебя, а ты не шел, — ответил Авессалом. — Я хочу видеть лицо царя. А если я виновен, убей меня.
Пересказал Иоав все царю Давиду, и царь Давид простил сына.
После этого завел у себя Авессалом колесницы, лошадей, скороходов. По утрам выходил он на дорогу, встречал людей, идущих на суд к царю Давиду, выпытывал все у них и приговаривал:
— Дело твое доброе, справедливое. Да у царя тебя и выслушать некому. Вот если бы я был судьей! Я судил бы по правде.
Так вкрадывался Авессалом в сердца израильтян.
По прошествии сорока лет царствования Давида сказал Авессалом отцу:
— Мне нужно исполнить обет в Хевроне. Когда я жил в Гессуре, я обещал принести Богу жертву, если вернусь в Иерусалим.
И сказал ему царь Давид:
— Иди.
Из Хеврона разослал Авессалом лазутчиков во все колена Израилевы:
— Как услышите звук трубы, говорите: Авессалом воцарился в Хевроне.
Вместе с Авессаломом ушло из Иерусалима в Хеврон двести человек, из города Гило пришел к Авессалому Ахитофел — советник царя Давида.
Составился сильный заговор, и народ стекался к Авессалому.
Пришел вестник к царю Давиду и сказал:
— Сердце израильтян склонилось в сторону Авессалома.
Бежал царь Давид вместе со своими слугами из Иерусалима, а жен оставил, чтобы Авессалом не застал его врасплох. Только ковчег завета взял с собой царь Давид.
Вся земля плакала громким голосом, когда царь Давид и люди его переходили Кедрон по дороге в пустыню. Священный ларец отправил Давид назад, в Иерусалим, а также многих своих людей.
— Я буду ждать вестей от вас на равнине, — сказал им царь Давид и с плачем поднялся на гору Елеонскую.
Голова его была покрыта, а ноги босы, и все люди шли за ним, обливаясь слезами.
На вершине горы встретил царь Давид Хусия Архитянина и сказал Хусию:
— Если пойдешь со мной, будешь мне в тягость. Пойди лучше к Авессалому, отрекись от меня и назовись его рабом, чтобы расстроить советы Ахитофела.
По дороге царю Давиду встретился человек из рода Саула по имени Семей.
— Убийца и беззаконник ты! — кричал Семей и бросал в сторону царя Давида камни и пригоршни пыли.
Люди хотели убить Семея, но царь Давид не велел.
— Если уж сын мой Авессалом хочет меня убить, то этому и Бог велел злословить на меня, — произнес царь Давид.
Пришел Авессалом в Иерусалим, и явился к нему Хусий Архитянин.
— Да живет царь! Да живет царь! — провозгласил Хусий Архитянин, кланяясь Авессалому, как царю.
— Что же ты друга своего предал? — спросил Авессалом.
— Бог покинул его и весь народ. Буду я тебе служить так же верно, как служил твоему отцу.
Но лучшим советчиком считался тогда Ахитофел. Как Бога, слушались его люди.
Сказал Ахитофел Авессалому:
— Выберу я двенадцать тысяч воинов и этой ночью нападу на царя Давида. Люди его разбегутся, и я убью царя.
Понравился этот совет Авессалому и старейшинам.
— А что на это скажет Хусий Архитянин? — спросил Авессалом.
— Плох совет Ахитофела, — сказал Хусий Архитянин. — Ты знаешь отца своего и его людей. Они храбры и сильно раздражены, как медведица в поле. Отец твой не останется ночевать с народом. Наверняка он теперь где-нибудь в пещере. Если ты, Авессалом, потерпишь самое малое поражение, все падут духом и покинут тебя. Поэтому я советую так: пусть соберутся к тебе все, от Дана до Вирсавии, и мы нападем на царя Давида, где бы он ни находился. А если он войдет в какой-нибудь город, то все принесут туда веревки, и мы стащим весь город в реку.
— Совет Хусия лучше совета Ахитофела, — решил Авессалом.
Вышел Хусий Архитянин от Авессалома и тут же послал сказать царю Давиду, чтобы не ночевал на равнине, а поскорее перешел реку Иордан — так избежит он пленения.
Поспешили вестники к царю Давиду, но какой-то раб донес Авессалому, что в сторону царя Давида отправились двое, и следом за ними была послана погоня. Прибежали вестники в некий дом, спрятались в колодец, а хозяйка дома растянула над колодцем покрывало и насыпала зерен, как бы сушить.
— Где тут посланные? — спросили женщину рабы Авессалома.
— Пробегали двое, но ушли за реку, — ответила женщина.
Погоня поискала еще немного и вернулась в Иерусалим.
Как только царь Давид узнал об опасности, сразу же переправился на другую сторону Иордана.
Увидел Ахитофел, что совет его не исполнен, и вернулся домой. Написал завещание и удавился.
А царь Давид тем временем пришел в Маханаим, собрал войско, разделил его на три части и назначил военачальниками Иоава, брата его Авессу и Еффея Гефянина. Хотел было царь Давид и сам пойти с войском, но сказали ему воины:
— Если мы побежим или умрет половина из нас — никто и внимания не обратит, а ты один — то же, что нас десять тысяч. Останься и помогай нам из города.
Согласился царь Давид и встал у ворот, когда народ выходил по сотням и тысячам.
Приказал царь Давид Иоаву, Авессе и Еффею сберечь Авессалома, не убивать. Все люди слышали, как царь Давид говорил об этом.
Вышли воины Давида навстречу Авессалому, сразились с ним и победили его.
Авессалом на муле пробирался по лесу, когда встретился с воинами царя Давида. Нечаянно въехал он в чащу и запутался волосами в ветках большого дуба. Мул дальше пошел, а седок повис между небом и землей.
Побежал человек к Иоаву и сказал:
— Авессалом на дубе повис.
— Что ж ты его не убил? — удивился военачальник. — Я бы тебя наградил.
— Ты бы наградил, а царь Давид сказал не трогать Авессалома.
— Да что с тобой время терять?! — рассердился Иоав и поспешил к Авессалому.
Взял он три стрелы и вонзил в сердце царского сына. После этого протрубил Иоав, чтобы прекратили погоню.
Бросили Авессалома в глубокую яму и засыпали камнями.
Пришли вестники к царю Давиду, и первый из них сказал:
— Благословен Бог твой, предавший людей, которые подняли руку на царя!
— Благополучен ли отрок Авессалом? — спросил царь Давид.
— Я видел большое волнение, но в чем там дело, не знаю.
— Благополучен ли отрок Авессалом? — спросил царь Давид второго вестника.
— Авессалом убит, — был ответ.
Загоревал царь Давид, заплакал:
— Сын мой Авессалом! Сын мой! Сын мой Авессалом! Авессалом, Авессалом! О, кто бы дал мне умереть вместо тебя! Авессалом! Сын мой, сын мой!

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ЦАРЯ ДАВИДА
Когда царь Давид вошел в преклонные лета, покрывали его одеждами, но не мог он согреться, не мог обходиться без посторонней помощи. И нашли тогда красивую девушку, чтобы она ухаживала за царем и прислуживала ему. Звали эту девушку Ависага. Царь, однако, по-прежнему был слаб и хвор и не вставал с постели.
Видя слабость отца, сильно возгордился следующий по старшинству сын его по имени Адония. Завел себе колесницы и всадников, а также пятьдесят скороходов.
Как-то раз созвал Адония великий пир и многих людей пригласил, однако пренебрег братом своим Соломоном и пророком Нафаном.
Сказал тогда пророк Нафан Вирсавии, матери Соломона:
— Адония сделался царем, а царь Давид ничего об этом не знает.
Пошла Вирсавия к царю Давиду и сказала ему, что Адония выдает себя за царя.
Тут вошел пророк Нафан и спросил:
— Не сталось ли это по воле царя?
— Немедленно помажьте Соломона на царство, — ответил царь Давид. — Пусть сядет на престол вместо меня.
Так и сделали. Пророк Нафан и священник Садок помазали Соломона, и народ восклицал:
— Да живет царь Соломон!
Так радовались люди, что земля расседалась от криков.
Донеслись эти крики до пирующих, и спросил Адония:
— Что это там творится?
— Царь Давид поставил Соломона царем, — ответили ему.
Испугались пирующие и стали расходиться, а Адония схватился за рога жертвенника, чтобы остаться в живых, и стал повторять:
— Пусть поклянется мне царь Соломон, что не убьет меня, раба своего.
— Если не будет лукав, будет жить, — передали ему слова царя Соломона.

СМЕРТЬ ДАВИДА
Пришло время умереть Давиду, и сказал он сыну своему Соломону:
— Будь тверд и мужествен, храни заветы Бога, как написано в законе Моисеевом.
Когда Давид умер, похоронили его в Городе Давидовом.

0
No votes yet