Анку приглашен на пир

    Это произошло в те времена, когда богачи еще не были жестокими людьми и умели распоряжаться своим богатством так, чтобы и бедным помочь прокормиться. 

    Правду сказать, было это давным-давно. 

    Лay ар Браз был в то время самым богатым хозяином в местечке Плейбен Крист. И если на его ферме забивали поросенка или корову, то это обязательно делали в субботу. А на следующий день, в воскресенье, Лау приходил в церковь на утреннюю мессу. Когда служба заканчивалась, секретарь мэра поднимался на верхнюю ступеньку кладбищенской лестницы и читал жителям городка, собравшимся на площади, новые законы или объявлял о торгах на следующую неделю. 

    «Ну вот, теперь — моя очередь!»— думал Лау, когда секретарь заканчивал читать свои бумаги. И как обычно, поднимался, становился возле креста и говорил: 
    — Слушайте все! Лучший поросенок из всех, какие только есть в Кереспере, убит одним ударом. Приглашаю вас на пир — отведать кровяных колбасок. Приходите все — дети и взрослые, молодые и старики, фермеры и работники! Дом у меня большой, а если не хватит в доме места, так и в сарае можно столы поставить. А в сарае места не хватит — так во дворе оно всегда найдется. 
    Что творилось у креста! Как только начинал Лау говорить, тут же собирался вокруг него народ. И всем не терпелось узнать, кто первый ответит богатому хозяину. Топтались люди на ступеньках, толкали друг друга. 
    И вот однажды, в одно из воскресений, после мессы, как и каждый год, Лау стал звать всех на пир. 
    — Приходите все! Все приходите! — говорил Лау. А вокруг него собралось столько людей, что посмотреть на их головы сверху — ну точно гора яблок. И все улыбаются. 
    — Не забудьте, — говорит Лау, — в этот вторник! 
    И все эхом ему отвечают: «В этот вторник!» 
    А на том же месте покоились под кладбищенской землей мертвецы. В суете люди забыли про них и топтались прямо на могилах — до того ли, чтобы помнить, кто там под землей лежит! 

    И вот, когда народ уже собирался расходиться, какой-то слабый голосок спросил у Лау: 
    — И я могу прийти? 
    — Черт возьми! — удивился Лау. — Если я всех приглашаю, то, значит, и тебе место найдется! 

    И пошел народ пить-гулять весь день на радостях от того, что через два дня на ферме Кереспер будет пир. А кое-кто и в понедельник выпил как следует, чтобы предстать перед поросенком в наилучшем виде. 

    И вот во вторник утром повалили люди в Кереспер, будто на крестный ход. Те, что побогаче — на повозках ехали, а бедняки на своих двоих шагали через поля по заветным тройкам. 

    И вот когда уже уселись все за столы, когда уже перед каждым полное блюдо поставили, явился на пир запоздалый гость. С виду он был похож на нищего — не одежда на нем, а прилипшие к коже лохмотья, и от самого падалью пахнет. Вышел Лау навстречу гостю и усадил его за стол.
 
    Сел человек, но есть не стал — только притронулся к требухе, которую ему подали, и все. Так и просидел он все время, понурив голову. Как ни старались его соседи, так и не смогли слова из него вытянуть. Никто его здесь не знал. Старики говорили, что странный гость напоминал им кого-то, кто давным-давно умер, а кого — никто не вспомнил. 

    Закончился пир. Женщины собрались посплетничать, а мужчины закурили трубки. Лау пошел к сараю, чтобы услышать от гостей благодарность за обед. Гости к тому времени уже заикались и едва стояли на ногах. Лау потирал руки от удовольствия, ведь он так хотел, чтобы гости, перед тем как уйти из его дома, наелись до отвала. 

    — Ну, напились, — смеялся Лау. — По дороге домой всю округу запрудят, хоть мельницу возле фермы ставь! 
    Доволен был Лау и собой, и своими кухарками, и бочками отменного сидра, и гостями. 
    Вдруг заметил он, что один человек еще не вышел из-за стола. 
    — Не спеши, — сказал ему Лау, — Ты ведь последним сюда пришел, так что тебе не грех и закончить трапезу последним… 

    Но незнакомый человек будто спал перед пустым перевернутым блюдом и перевернутым пустым стаканом. Услышав Лау, он поднял голову, и богатый хозяин увидел: вместо головы у гостя череп мертвеца. Встал странный гость, отряхнул на себе лохмотья. Тут Лау увидел, что к каждой тряпице были привязаны кусочки гнилого мяса. Так и застыл Лау на месте от зловония и от ужаса. Стараясь не дышать, чтобы не отравиться, спросил он у костлявого гостя: 
    — Кто ты такой, и что тебе надо? 

    Подошел к нему мертвец поближе — видно было, что торчат у него кости, как ветки дерева после листопада, — и положил ему руку на плечо. 
    — Спасибо, Лау. Когда спросил я тебя, там, на кладбище, можно ли и мне прийти, ты ответил, что для всех у тебя место найдется. Поздновато спрашиваешь ты, кто я такой. Я — Анку. Хорошо ты сделал, что пригласил меня, как и всех остальных, и поэтому я хочу доказать тебе мою признательность. Я открою тебе, что осталась только неделя до твоей смерти. Так что ты успеешь навести порядок в своих делах. Через неделю я приеду за тобой на моей повозке, и, готов ты будешь или нет, но дан мне приказ увезти тебя туда, где собралось народу побольше, чем на твоей ферме. 

    Сказал это Анку и пошел прочь. Всю следующую неделю Лау делил наследство между своими детьми. В воскресенье, после службы, он исповедался. В понедельник пришел к нему священник с двумя служками и причастил его. А во вторник вечером умер Лау. 

    Так его доброе сердце помогло ему легко умереть. Да будет так с каждым из нас. 

0
No votes yet