Велунд у короля Нидгода

Три дня плавал Велунд по морю, пока наконец волны и ветер не пригнали его бревно к южному берегу Швеции, где царствовал тогда король Нидгод. Этот король любил хорошо поесть, и его дружинники каждое утро закидывали в море сети, чтобы наловить для королевской кухни свежую рыбу. Случилось, что на этот раз они вместе с треской и сельдями вытащили из воды и бревно, в котором находился Велунд.

В то время как воины с любопытством рассматривали свою находку, на берег пришел сам Нидгод.

- Вот хорошее бревно, - сказал он. - Из него можно сделать новые столы для моего пиршественного зала. Перепилите его пополам и отнесите ко мне в замок.

Дружинники собирались выполнить его приказание, как вдруг из бревна раздался крик:

- Стойте, стойте, а не то вы распилите и меня!

Думая, что в бревне сидит сам морской бог Эгир или какой-нибудь другой могущественный дух, вся дружина в страхе разбежалась, а Нидгод отступил назад, насколько это позволяли ему его королевское величие и боязнь прослыть трусом, и спросил дрожащим голосом:

- Скажи мне, чудесное бревно: кто ты и откуда ты родом?

- Меня зовут Велунд, - отвечал юноша, открывая окошко, а родом я из Зеландии, но я не бревно, а человек и сейчас к тебе выйду.

Он взял долото и несколькими сильными ударами пробил в бревне отверстие, через которое вылез наружу.

Увидев перед собой молодого кузнеца, стройного и красивого, изумленный Нидгод принял его за королевского сына.

- Я буду рад приветствовать тебя в моем замке, чужестранец, - проговорил он милостиво. - Уже больше пятидесяти лет живу я на свете, но еще никогда не видел, чтобы люди плавали в бревнах. Наверное, ты очень умен и сможешь помочь мне добрым советом.

Велунд поблагодарил короля и охотно последовал за ним, но по дороге вспомнил, что оставил на берегу свою котомку, в которой хранилось все его богатство.

- Подожди меня здесь, я скоро вернусь, - попросил он Нидгода.

Тот охотно согласился, а юноша побежал назад к бревну, вынул из него драгоценности и инструменты, взятые им в горе гномов, и зарыл их в землю.

"Придет день, когда они мне еще пригодятся, - подумал он. - Кто знает, что может случиться?"

С этого дня Велунд, как гость короля, поселился в его замке. По-прежнему считая его каким-нибудь принцем, Нидгод давал в его честь один пир за другим, однако привыкшему к работе юноше было скучно так долго сидеть без дела. Как-то утром он взял лучший нож короля и, взобравшись на скалу у берега моря, принялся вырезывать им из дерева маленькую фигурку лося. Его работа подходила к концу, когда нож неожиданно выскользнул у него из рук и, ударившись о скалу, полетел в море, а оно было в этом месте так глубоко, что ни один самый лучший пловец не смог бы достать до его дна.

Велунд призадумался. Он знал, как дорожит король этим ножом, и, чтобы не огорчать своего хозяина, решил скрыть от него то, что случилось. Дождавшись вечера, он вырыл из земли свои инструменты и осторожно пробрался в королевскую кузницу. Там уже никого не было. Воспользовавшись этим, юноша быстро выковал точно такой же нож, какой был у Нидгода, и, вернувшись в замок, положил его на место старого.

На следующий день за королевским столом подавали жареную говядину, и Нидгод, как обычно, взял в руки нож, чтобы отрезать себе самый жирный и самый сочный кусок мяса. Но едва он успел прикоснуться ножом к жаркому, как выкованный Велундом клинок разрезал его вместе с костями и по рукоятку ушел в стол.

- Позовите ко мне моего кузнеца Амилиага! - приказал Нидгод, внимательно разглядывая нож.

Королевский кузнец тотчас явился.

- Скажи мне, Амилиаг, кто сделал этот нож? - спросил его король.

- Разумеется, я! - отвечал кузнец. - Разве есть в твоей стране еще одна кузница, кроме моей?

- Нет, Амилиаг, другой кузницы у меня нет, и все-таки это не твоя работа, - возразил Нидгод. - Тот, кто сумел сделать такой нож, намного искуснее тебя.

- Искуснее меня нет никого на свете! - гордо произнес кузнец.

Услышав это, Велунд так рассердился, что решил открыть Нидгоду всю правду.

- Амилиаг обманывает тебя, о великий король! - промолвил он. - Этот нож выковал я.

И он рассказал Нидгоду, как потерял его нож и как сделал вместо него другой.

- Так, значит, ты тоже кузнец? - нахмурился король, недовольный тем, что принимал за принца человека столь низкого звания.

- Да, я кузнец, - ответил Велунд. - И, как бы ни хвастался Амилиаг, я знаю свое ремесло не хуже, чем он.

- Он лжет, - рассердился Амилиаг. - Я вызываю его на состязание. Пусть он попробует выковать меч, и ты увидишь, что ему не разрубить им того шлема и панциря, которые я сделаю.

- Я охотно приму твой вызов, Амилиаг, - спокойно промолвил Велунд, - если только мне построят кузницу, в которой я мог бы работать.

- Постой, - возразил королевский кузнец. - По нашему обычаю, в каждом споре должны быть поручители. Кто из вас может поручиться за меня? - обратился он к сидящим за столом придворным.

Двое из них сейчас же встали и выступили вперед.

- Мы ручаемся за Амилиага, - заявили они в один голос.

Велунд в свою очередь обвел глазами всех присутствующих, но никто из них не желал ручаться за чужестранца. Между тем гнев Нидгода на юношу уже прошел. "Пускай он простой кузнец, - думал король. - Все равно такой искусный мастер может мне пригодиться, а о том, что он искусен, говорят мне этот нож и то бревно, в котором он приплыл".

- Ну что ж, Велунд, - рассмеялся Амилиаг, - видно, не найти тебе поручителей. Откажись от вызова и иди-ка лучше ко мне в подмастерья.

- Не торопись, Амилиаг, - произнес король вставая. - Я сам ручаюсь за него. Готовь свой шлем и панцирь, а ты, Велунд, - свой меч. Через два месяца мы испытаем, кто из вас хвастает и кто говорит правду.

По приказанию Нидгода, его воины построили для Велунда небольшую кузницу. Она находилась в густом лесу, недалеко от замка. Юноша перенес туда все свои инструменты и сразу же приступил к работе. Целую неделю он без устали ковал раскаленный железный брус и наконец сделал из него меч, который рассекал надвое большой мешок, набитый самой мягкой шерстью, и разрубал камень величиной с быка.

"Для кого-нибудь другого этот меч, пожалуй, годится, а для меня нет, - сказал сам себе Велунд, недовольно рассматривая клинок. - Он еще недостаточно остер и крепок".

Он бросил меч в огонь, раскалил его добела и, опять взявшись за молот, принялся его перековывать. Две недели подряд трудился он от зари до зари, так что пот градом катился с его лица, но зато и меч, хотя и сделался много меньше, чем был, рассекал теперь два мешка с шерстью и разрубал камень величиной с двух быков.

"И все-таки я могу сделать его еще лучше, - решил Велунд, - а если так, то зачем мне довольствоваться худшим?"

И он снова бросил меч в горн.

На этот раз юноша перековывал его три недели и на двадцать первый день рассек им уже три мешка с шерстью и разрубил камень величиной с трех быков.

Дав своему мечу имя "Мимунг", Велунд пошел показывать его королю.

- Я знал, что ты хороший мастер, знаю и то, что ты победишь Амилиага, иначе я не стал бы за тебя ручаться, - сказал Нидгод. - Твой меч очень хорош, он даже достоин королевской руки, и после вашего состязания я возьму его себе.

Велунд молча поклонился ему и поспешил уйти. "Ты неплохо придумал, король! - рассмеялся он, вернувшись в кузницу. Значит, я шесть недель работал только для того, чтобы сделать меч, достойный твоей руки? Нет, Нидгод, он достоин той руки, которая его выковала, и он останется у меня!"

Однако, чтобы не вступать в спор с королем, юноша взял новый брусок железа и через несколько часов изготовил меч, как две капли воды похожий на Мимунг, но далеко не такой прочный и острый. Потом он сделал пару ножен: для Мимунга попроще, а для другого меча - побогаче, и стал спокойно дожидаться дня состязания.

Готовился к этому дню и Амилиаг. Он смастерил шлем и панцирь невероятной толщины и был убежден, что его сопернику ни за что не удастся их разрубить. Уже задолго до начала состязания он вместе с обоими ручавшимися за него придворными пришел к королевскому замку и, надев на себя свои доспехи, важно уселся на стоящую посреди двора скамью.

- Я так уверен в победе, что разрешаю Велунду испытать мой шлем и мой панцирь на мне самом, - гордо объявил он всем собравшимся. - Сегодня вы узнаете, кто лучший кузнец в нашей стране, и воздадите мне должную славу, а этого пришельца выгоните вон.

Явившись к месту состязания и узнав, что придумал Амилиаг, Велунд попытался его уговорить, чтобы он не рисковал понапрасну, но королевский кузнец не стал его слушать.

- Ты просто хвастун, - отвечал он. - Я не боюсь твоего меча. Ты не сумеешь даже оцарапать мою броню. Руби или признавайся, что ты проиграл!

Все еще колеблясь, юноша осторожно опустил Мимунг на шлем соперника.

- Я не желаю твоей смерти, Амилиаг, - промолвил он тихо. - Забудь гордость и, пока не поздно, останови мою руку.

Амилиаг чувствовал, что лезвие Мимунга, как воск, разрезает его шлем, но лишь презрительно рассмеялся.

- Руби, говорят тебе! - крикнул он сердито. - Руби, трус! Я ничего не боюсь!

Велунд, нахмурившись, сделал легкое движение мечом, и гордец, не успев даже охнуть, упал, разрубленный пополам.

- Тот, кто хочет подняться выше всех, всегда падает ниже всех! - воскликнул Нидгод, который смотрел на состязание, стоя на крыльце замка. - Не печалься, Велунд, - Амилиаг наказан по заслугам. Отныне ты будешь моим кузнецом. Дай мне свой меч, я привешу его к поясу.

- Он без ножен, великий король, - ответил юноша. - Сейчас я сбегаю в кузницу и принесу тебе их.

Сказав это, он быстро ушел и через час вернулся вместе с мечом, который почтительно подал королю.

- Спасибо тебе, - произнес Нидгод, не подозревая, что Велунд заменил один меч другим. - Теперь ты будешь работать только для меня и тогда, когда я тебе скажу. Помни об этом и не нарушай моего приказа.

Так Велунд на долгие годы стал королевским кузнецом, хотя это ему совсем не нравилось. Он соскучился по родине и братьям и уже давно бы уехал, если бы не влюбился в дочь Нидгода - Бодвильд. Юноша не спал ночей, мечтая о девушке, но боялся к ней посвататься, зная, что гордый король все равно ему откажет.

"Она принцесса, а я здесь простой слуга, - думал он, - и все мое искусство не поможет мне добиться ее руки".

Случилось так, что Нидгод задумал воевать с одним из соседних королей, и Велунду пришлось отправиться вместе "; ним в поход. Обе дружины расположились невдалеке друг от друга и готовились к жестокой битве, как вдруг Нидгод вспомнил, что забыл дома талисман, который, как он верил, приносит ему победы.

- Тому из вас, кто привезет его мне до восхода солнца, я дам в жену мою дочь, - заявил он своим придворным.

Велунд стоял тут же и слышал его слова. Не теряя времени, он вскочил на коня, захватил с собой двух запасных лошадей и, меняя их на скаку, что было духу помчался к замку.

"Только бы мне быть первым! - твердил он про себя. Пусть я не придворный, а простой кузнец, - если я привезу талисман, Нидгод будет вынужден отдать мне Бодвильд, чтобы не нарушить своего слова".

Ему и в самом деле удалось раньше других достичь замка, но, когда юноша возвращался обратно, он встретился на дороге с одним из королевских придворных.

- Эй, кузнец, подавай сюда талисман! - крикнул тот. - Уж не думаешь ли ты жениться на принцессе? Все равно Нидгод не отдаст ее за тебя!

Юноша, не отвечая, хотел проехать мимо, но придворный загородил ему путь и выхватил меч.

- Пропусти меня, - сказал Велунд, в свою очередь вынимая из ножен Мимунг.

- Ого! Да ты, никак, хочешь драться! - засмеялся его противник. - Ну постой, сейчас я тебя проучу!

Он взмахнул мечом, но тот, ударившись о Мимунг, сразу же разлетелся пополам. Тогда придворный схватился за кинжал, но не успел его вынуть и, пронзенный насквозь, упал на землю.

Боясь встретиться с другими соперниками, Велунд свернул с дороги и, следуя напрямик, полями, с первыми лучами солнца был в королевском лагере.

- Вот твой талисман, король, - промолвил он. - Отдашь ли ты за меня Бодвильд?

Глаза Нидгода широко раскрылись: он не верил своим ушам.

- За тебя - Бодвильд?! - воскликнул он гневно. - В своем ли ты уме, кузнец? Даже Амилиаг и тот не посмел бы сказать мне об этом! Ступай прочь и будь доволен, что я не приказал казнить тебя за твою дерзость!

- В таком случае, прощай навсегда, лживый король! - в свою очередь закричал Велунд. - Довольно работал я на тебя. Пусть теперь это делают другие!

И, прежде чем Нидгод успел позвать слуг, чтобы приказать им схватить дерзкого, Велунд вышел из его шатра, снова вскочил на лошадь и ускакал прочь. Его никто не преследовал: звуки рогов возвестили королю о том, что вражеская дружина двигается ему навстречу, и ему было недосуг думать о своем кузнеце, который тем временем был уже далеко.

10
Average: 10 (1 vote)