Воссоединение в огне.

В незапамятные времена в бесплодной мексиканской долине находился великий город ацтеков - Теночтитлан. Им правил старый император, власть которого была абсолютной. Законы принимались и отменялись по его малейшей прихоти, и суровое наказание ожидало тех, кто высказывал недовольство.
Одно из самых суровых решений касалось его ближайших родственников. У него была дочь по имени Икстлачиуатл, для близких просто Икстла; какой молодой воин тайно не мечтал о её черных как смоль волосах и загадочном взгляде темных глаз. И вдруг отец издает указ, запрещающий ей выходить замуж. Старик рассуждая просто. За время долгого правления он научился никому не доверять и не делиться ни с кем реальной властью. Власть, размышлял император, неизбежно перейдет к зятю, а он не был готов уступить её даже ради счастья дочери.
 
Но среди воинов императора нашелся один, дерзнувший вызвать гнев хозяина, влюбившись в его дочь. Его имя было Попокатепетл, он был рыцарь-ягуар - так звали солдат личной охраны императора. Форма из шкура дикого оцелота означала, что он занимал особое положение при дворе. Но когда бы ни появлялась Икстла во дворце, отце ни на шаг не отпускал её от себя. Попокатепетлу оставалось только мечтать о принцессе. 
Это произошло однажды летом, когда неимоверная жара превратила красную землю долины в камень, и император занемог. Наступил момент, которого так долго ждали враги.
Подобно кондорам при виде добычи, они устремились с гор, охватив город с флангов, и подступили к стенам, жаждая крови. Готовые выполнять приказы, воины пришли к дворцу и стали ждать распоряжений императора. 
Наконец старик появился перед воинами и предложил безрассудный план, согласно которому, чтобы победить, каждый воин должен проникнуться духом Тецкатлипока, древнего бога войны. Воина, который проявит себя самым доблестным в бою, ожидает награда: он получит руку Икстлы - прямой наследницы империи ацтеков. В рядах воинов нарастал шум изумленных голосов, затем площадь перед дворцом сразу превратилась в море толкающихся тел. Император пережил тяжелый кризис, прежде чем отменил свой указ - теперь Икстла была доступна и путь к её сердцу для её поклонников был четко обозначен. Воины возвращались бегом в свои дома, чтобы облачиться в боевые доспехи, издавая леденящие душу воинственные кличи, лихорадочно украшая себя колокольчиками, перьями, браслетами - атрибутами войны. 
Только Попокатепетл, потрясенный, оставался там, где стоял, наблюдая, как Икстла ведет отца по длинному коридору в спальню. И уже из глубины коридора, почти поглощенная расстоянием и тенью, принцесса наконец обернулась и посмотрела на него. Ему показалось, что он увидел свет любви в её глазах. Затем она исчезла. С бьющимся сердцем молодой воин вышел из дворца и направился к высокой стене с бойницами, окружавшей город. Бросая грозные взгляды сквозь прорези шлема, он приказал себе разить врага беспощаднее, чем когда-либо прежде, и, вынув из ножен сделанное из вулканического стекла гладкое как зеркало мачете, крупным шагом двинулся навстречу врагу.

О жестокости и подвигах, беззаветной храбрости того дня повествуют сказания ацтеков. Кровь лилась такими потоками, что просочилась через городские ворота и затопила рыночную площадь. По обычаю женщины с воплями обращались к небу, чтобы оно защитило их мужчин, они посыпали головы пеплом, и их слезы становились черными. А в святилище дворца Икстла молилась неистовее всех. 
Постепенно шум битвы начал стихать, затем прекратился вовсе. Женщины поднялись с колен и замерли в ожидании. Наконец раздался стук в ворота, и небольшой отряд воинов-ацтеков вошел в город. Сам император, поддерживаемый дочерью, вышел поприветствовать их. «Чем закончилось сражение?» - спросил он. «Замечательная победа, - был ответ, - враг повержен». «Кому мы обязаны этим триумфом?» - настаивал император. «Попокатепетлу, ягуару-рыцарю, - хором отвечали воины. - Он постоянно был впереди всех, в самом пекле сражения, его мачете оставило кровавый след в рядах врагов, своим кличем он вдохновлял воинов, призывая их сражаться еще доблестнее. Как печально, - добавили хитрые воины. - что этот благороднейший из людей встретил свой смертный час так ужасно - враги в последней попытке сломить ацтеков окружили Попокатепетла, набросились на него, как бродячие собаки на льва, и разорвали его тело на части.
В городе никто не знал , что воины говорили неправду. Попокатепетл был только ранен. В то время, когда они рассказывали о его гибели, силы возвращались к нему, он перевязал свои раны и как настоящий командир, заботящийся о своих бойцах, дал им возможность немного отдохнуть перед тем, как возвратиться в город. Распространяя различные версии его гибели, претенденты на руку Икстлы надеялись, что девушка будет принадлежать кому-нибудь из них. Но их заговор провалился из-за горя, которое принцесса оказалась не в силах пережить. Девушка была в отчаянии. 
Одни говорят, что дочь императора наложила на себя руки, другие, обладающие большей фантазией, утверждали, что она призвала всю свою волю, чтобы умереть, не видя смысла в дальнейшем пребывании в этом мире. Так или иначе, безжизненное тело Икстлы было обнаружено на пороге её спальни.
Ранним утром следующего дня Попокатепетл во главе своего усталого войска вступил в город, приблизился к ступеням дворца и потребовал, чтобы принцессу объявили его невестой. Увидев отважного воина, император закрыл лицо руками и поручил женщинам сказать ему о смерти Икстлы, наступившей всего несколько часов назад. 
Гнев Попокатепетла был ужасен. Обнажив свое поцарапанное, в зазубринах мачете, он выслеживал воинов, которые обманули его, выволакивал их из домов и убивал на месте. Затем, рассказывают, он обратился к толпе, которая следовала за ним от дома к дому, и приказал построить огромную погребальную пирамиду за городской стеной.
Каждый имеющий для этого достаточно сил, будь то мужчина или женщина, приступил к выполнению приказа, и вскоре монумент был закончен. Вершину памятника с отвесными белями стенами венчал золотой гроб. Попокатепетл перенес тело своей возлюбленной на вершину пирамиды и положил его там. Затем он приказал людям, стоящим внизу, построить рядом другую пирамиду, выше этой, чтобы он мог стоять на вершине и вечно смотреть на свою погибшую невесту. Когда пирамида была готова, Попокатепетл взял горящий сосновый факел и медленно начал подниматься по ступеням, ни разу не оглянувшись. Он так никогда и не возвратился; ни один ацтек не посмел подняться к нему. Но факел, зажженный им в честь любви к Икстле, ярко горел всегда. Потому что воин стал частью пирамиды, а пирамида стала частью земли. Вулкан, названный Попокатепетл - Дымящая Гора, вечно пылает рядом с покрытой снегом горой Икстлачиуатл. 

0
No votes yet