Ян и его железный посох

   Родился Ян в семье чесальщика в местечке Кер-Саватер. Три с половиной года мать Яна грудью кормила. И так он к матери привязался, что стоило только ей пойти белье стирать или обед готовить, как вставал Ян и бежал за ней. 

   И вот однажды в пятницу пошла Биганна — так эту женщину звали — к пруду, белье стирать, и Ян-упрямец за ней. Бежит и ревет, как теленок. Прибежал к пруду и говорит: 
   — Матушка, покорми меня своим молоком! 
   Смотрят на него соседки и смеются — ну и младенец: ноги — как столбы, голова — как котел, огромная. 

   — И не стыдно тебе? — говорят. — Такой большой вымахал, а все молока просишь! Вот прогоним тебя сейчас домой, научим хлеб жевать! 
   А Биганна молчала. Стыдно ей было, что сын у нее такой избалованный. Станешь при всех потакать ему — засмеют соседки. 
   — Господи боже! Пресвятая дева Мария! — заголосила одна соседка. — И как ты до сих пор его от груди не отучила? 
   — Да я как ни стараюсь, — ответила Биганна, — все никак не получается. Устала я уже его своим молоком кормить, но ведь хлеба в нашей семье никогда много не бывает, а мужа моего вы знаете — зарабатывает он хорошо, а тратит еще лучше. 

   — Хватит болтать! — говорят соседки. — Вот еще глупости! Пусть твой сын плачет, да просит, сколько ему угодно, а ты делай вид, что ничего не замечаешь. Поплачет-поплачет, да и перестанет. 

   И как ни плакал Ян, как он Биганну не упрашивал, не дала она ему молока. Устал он скоро и пошел домой. Нашел он дома скамеечку и снова пришел к пруду. Встал на скамеечку, чтобы одного роста с матерью быть, и снова стал просить покормить его молоком. Вот потеха для соседок! Каждая норовит свое слово вставить, над мальчиком посмеяться. А одна схватила Яна и давай его в воду макать да шлепать. 

   — Отпустите меня! — просит Ян. 
   — А ты пообещай, что не будешь больше у матери молока просить! 
   — Никогда больше молока просить не буду! — пообещал Ян. Отпустила его соседка. Взял он скамеечку и пошел домой, голову понурив. Стыдно стало ему. 

   После этого не любил он, когда Биганна по пятницам белье стирала. А Биганна, хоть и смеялись над ней соседки, только рада была. Думала она, что это от ее молока вырос сын таким большим и сильным, а был он и в самом деле в два раза сильнее, чем все остальные дети. А Ян все равно сильным рос. Вырос он силачом — никто его в кулачном бою победить не мог, а по воскресеньям, когда все ходили в церковь и на кладбище, носил Ян тяжелые хоругви. Когда ему четырнадцать лет исполнилось, пошел он на состязание силачей и всех борцов победил. 

   И вот однажды шел Ян домой и заблудился в лесу. Шло время, а домой он все не возвращался. Заволновались все, кто-то уже решил, что Яна съели волки пли задрали дикие кабаны. А другие не верили: 
   — Да какой же волк, — говорили они, — осмелится к Яну подойти? Все волки о нем знают и только услышат его имя, как тут же удирают, будто им хвост подожгли. 

   А Ян тем временем по лесу плутал, пока совсем из сил не выбился. Пришел он к мельнице. 

   Вышел мельник после ужина из дому и увидел Яна. 
   — Что с тобой случилось, добрый человек? — спрашивает мельник. — Уж очень вид у тебя жалкий. 
   — Чего только со мной не приключилось! — ответил Ян. — Проголодался я и устал до смерти, пока по лесу бродил. 
   — Вот, возьми, добрый человек, — сказал мельник и дал Яну кусок хлеба. 
   — Спасибо, — ответил Ян и в один присест весь хлеб проглотил. — Никогда я такого вкусного хлеба не ел! 
   — Пойдем ко мне на мельницу, — говорит мельник. — Там ты и отогреешься, и одежду свою отстираешь и заштопаешь. 
   Ян так ослаб, что сам идти не мог. Пришлось мельнику его поддерживать. Потихоньку, полегоньку дошли они, наконец, до мельницы. 
   Яну очень понравился мельник, хоть и был тот мельник не очень честным человеком. Был он из тех, про кого говорят обычно: 

      Мельник муку воровал,
      Да в ад за ото попал.

   Работы на мельнице было много, и взял мельник Яна работником. Стал Ян мешки с мукой таскать. Никогда у мельника не было такого хорошего слуги. Когда надо было мельничный жернов поднимать, чтобы его исправить, не нужно было Яну ни веревки, ни рычага. Голыми руками он жернов поднимал. И ни одна лошадь не могла за один раз увезти на рынок столько зерна или муки, сколько Ян на плечах унести мог. 
   Видит мельник, что хороший ему работник попался и решил оставить Яна у себя на мельнице. Предложил он ему свою дочь в жены. Удивился Ян и испугался. Слишком молодой он был и не понимал еще, зачем люди женятся. Не хотел он, чтобы мельник узнал об этом, и решил тайком уйти с мельницы. 

   Вышел он во двор и видит — стоит у стены, возле самой двери, огромный железный стержень. Схватил его Ян как былинку и взял с собой. Шел Ян, шел, и пришел к другой мельнице. Видит — человек играет с бочкой и двумя мельничными жерновами. Ян с ним поздоровался, шляпу снял: 
   — Добрый день, хозяин! 
   — Добрый день, милый человек, — отвечает силач. — Скажи, а почему ты меня хозяином называешь? Ты ведь и сам в хозяева годишься. 
   — До сих пор не встречал я человека, который мог бы по силе со мной сравниться. А теперь вижу — есть люди и посильнее меня, — говорит ему Ян. 
   — Дай-ка мне свой посох, — отвечает силач, — и попробуй поиграть с моими жерновами. Может быть, ты не слабее меня будешь. 
   — Осторожно, не урони только мой посох себе на ноги. Это не ореховый прутик! 
   — Не с мельницы ли ты его унес? 
   — С мельницы, — сказал Ян, взял один жернов и перекинул его через бочку. Упал жернов далеко на зеленый луг. 
   — Хватит! — закричал силач. — Ты так все мои жернова раскидаешь! Скажи лучше, куда ты идешь. 
   — Куда глаза глядят, — ответил Ян. — Может быть, и ты со мной пойдешь? 
   — С превеликим удовольствием! 
   Положил он в каждый карман по жернову и отправились они в путь-дорогу. Шли они, шли, друг другу о своих приключениях рассказывали, и вдруг видят — идет человек за водой, да не с ведром, а с бочкой. 
   — Здравствуйте, люди добрые, — спрашивает он, — куда идете? 
   — Э, да ты тоже силач, не хуже нас! — говорит ему Ян с железным посохом. — А идем мы, куда глаза глядят, по свету странствуем. Хочешь с нами идти? 
   — Отчего же не пойти? — говорит человек с бочкой. — Ведь я никогда еще не видел таких силачей, как вы. 
   И пошли они дальше втроем. Идут, смеются, байки друг другу рассказывают. Так шли они, шли, и пришли к источнику. Стали они по очереди воду пить. Попил Ям воды, разогнул спину, и уже собирался вслед за товарищами дальше идти, как вдруг увидел древнюю старушку. Подошла она к Яну и говорит ему на ухо: 
   — Берегись, сынок, там, в лесу живут три огромных великана, страшных и сильных, как Самсон. Служат они старому людоеду, который живет в неприступном замке, а замок тот на сто саженей в землю ушел. Чует он христиан за три лье от замка, и, когда он голоден, отправляются великаны по его приказу за людьми охотиться. Три огромных пса день и ночь сторожат его замок. Если не побережешь себя, то тебя первым схватят. Друзья-то твои некрещеные, их людоед сразу не учует. Возьми, сынок эту золотую травку, которую я сорвала в шестую лунную ночь, она тебе добрую службу сослужит. Скажи ей только: «Травка, травка, делай свое дело!» — она тебе и поможет. Удачи тебе, сынок… — сказала она так, и исчезла в придорожных зарослях, как будто и не было ее никогда. Задумался Ян над ее словами. 

   Только ступил Ян на лесную тропинку, как почуял его запах старый людоед и говорит: 
   — Кто-то но нашему лесу бродит. Чую душу христианскую. Выходите, слуги, на охоту! Славный денек выдался. 
   Надели три великана сапоги, что за шаг девять саженей пробегают, и вмиг добрались до силача с жерновами и силача с бочкой. 
   — Кто вам разрешил, — говорят великаны, — в этот лес забредать, ни у кого позволения не спросив? За такое вы жизнью заплатите. 
   — Сейчас мы посмотрим, кто кому заплатит, — отвечает силач с жерновами. — Если речь о смерти идет, то лучше, по-моему, быть мясником, чем коровой! — и кинул одни жернов в голову великана: 
   — Один готов! 
   А вторым жерновом во второго великана запустил: 
   — И второй готов! 
   А третьему великану только бочка досталась. Да только этим великана не свалишь. Прыгнул он, как пес на добычу, на обоих силачей, схватил их за горло и побежал с ними в замок. Ян только и успел, что подойти, увидеть, чем все дело кончилось и кое-что услышать. Не заметил его великан. Побежал Ян вслед за ним. Подошел он к замку и встал под окном огромной комнаты. Слышит: говорит старый людоед своему слуге: 
   — Что с тобой стряслось? На тебя глядя, можно подумать, что с вами в лесу беда приключилась. 
   — Так оно и есть, — отвечает великан. — Никогда мы еще в такую беду не попадали. Мои старшие братья живыми из битвы не вышли, да и сам я еле ноги унес. 
   Тут вспомнил великан, что принес он с собой двух бретонцев. Бросил он их на пол, как мешки с тряпьем. 
   — Вот, — говорит он старому людоеду. — Эти двое, которые за смерть двух моих братьев должны заплатить. Это не люди даже, а дьяволы какие-то. 
   — Какие ж это дьяволы? Люди как люди, — отвечает людоед. 
   — Ну нет! Один такой ста человек стоит. Как бросил в моего старшего брата мельничный жернов — так и умер мой брат на месте. Как достал другой жернов из кармана — и среднему брату голову проломил. А тут другой в меня бочку бросил. У меня только искры из глаз посыпались. Если бы попался им под руку дубовый пень или большой камень, то и мне бы конец пришел. 
   — Поди, отдохни, сынок, да поспи как следует, — ответил людоед. — Ты, по-моему, слишком испугался. Огорчил ты меня, нечего сказать. Что же я буду делать теперь на старости лет, если и тебя лишусь? Ладно, поторопись: снова я чую душу христианскую. А некрещеных я не ем. Эти два бретонца разве что нашим голодным собакам на обед сгодятся. 

   А собаки и правда, с тех пор как великан добычу принес, только и делали, что прыгали. То ли ждали, что им свежего мяса кинут, то ли Яна с Железным Посохом учуяли, но достать не могли. Были те псы железными цепями привязаны, толстыми-претолстыми, до белизны вытертыми — так вертелись и рвались злые собаки. 

   Понял Ян, что есть у него еще немного времени, пока великан отдыхает и сил набирается. Стал он вокруг замка ходить да бродить, чтобы узнать, как в замок можно проникнуть. А еще слышал он краем уха, что томится в замке какая-то принцесса. И ее он тоже хотел найти. Шел он вдоль стены, свои посохом по ней постукивал и спрашивал: 
   — Есть ли тут кто живой? 
   — Есть, добрый человек! — вдруг ответил ему кто-то из-под земли тоненьким голосом, будто ребенок говорит. 
   — Кто ты и что здесь делаешь? — спросил Ян. 
   — Я дочь короля Гибернпп. А ты кто — человек или ангел? 
   — Прозвали меня Ян с Железным Посохом, я сын чесальщика из Нижней Бретани. Если смогу, то помогу тебе выбраться отсюда. Чует мое сердце, не долго тебе в этом подземелье сидеть. 
   — Храни тебя бог, добрый человек! Это мой ангел-хранитель привел тебя сюда, ведь дед мой тоже был из Нижней Бретани! Ни один человек еще сюда живым не добирался, кроме тех, кого, так же, как и меня, привели на корм людоеду или его злым собакам. 
   — Ну что ж, до скорого свидания! — сказал Ян. — Помолись за меня Господу и Богородице, пусть помогут они мне. Сегодня или завтра освобожу я тебя. 

   Пошел Ян прочь, а вслед ему молитва принцессы доносится. Ушел он в лес крадучись, чтобы никто его не заметил. Забрался на дерево, а сам думает: «Если стану я по лесу бродить, то поймает меня великан, и тогда ничего у меня не выйдет. Пусть походит да поищет меня». 
   Недолго ему ждать пришлось. Пришел великан, и увидел Яна на дереве. 
   — Ах, вот ты где, человечишка, — кричит великан. — А ну-ка слезай на землю, поговорим. 
   — И не продумаю, — отвечает ему Ян. — А если ты со мной поговорить хочешь, говори. Я и так услышу. 
   — Никто тебе, козявка, не позволял в этот лес заходить. 
   — И тебе никто не позволял на моих друзей набрасываться и душить их, — отвечает Ян. — И поберегись моего посоха, а не то разобью я твою поганую голову и псе ребра тебе пересчитаю. Силач с жерновами и силач с бочкой неплохо с твоими братьями расправились, да только но сравнению со мной они и не силачи вовсе. Подойти-ка ко мне, трус, подойти, не бойся! 

   Послушал великан, как Ян с ним разговаривает, посмотрел на его посох, да и призадумался. Подумал-подумал, и говорит Яну: 
   — Давай жить в мире. 
   — Хорошо, — ответил Ян. — Но если что-нибудь дурное начнешь против меня замышлять — тебе не сдобровать. Иди впереди меня и никуда не сворачивай, а не то я тебе ноги переломаю. 
   — Хорошо, — отвечает великан. Сильно он испугался Яна. 
   Слез Ян с дерева и пошел за великаном к замку. А сам посох из рук не выпускает, боится, что великан попробует его как-нибудь перехитрить. Подошли они к замку. Говорит великан: 
   — Сейчас я тебе покажу комнату, где ты сможешь спрятаться. Ведь если людоед узнает, что ты в замке, он меня на части разорвет да на костях моих покатается. Сиди там тихо и никому на глаза не показывайся, а все, что надо — еду и одежду — ты в комнате найдешь. Ну все, пора мне идти к старому людоеду. 

   Только пришел великан к людоеду, как тот и говорит: 
   — Чую я душу христианскую! 
   — Это, дедушка, запах тех двоих, которых я тебе вчера принес. 
   — Нет, внучек, некрещеные они. А я христианина чую, да близко! 
   — Это ты принцессу чуешь, дедушка. 
   — А почто ты мне сегодня ничего из лесу не принес? 
   — Да так, — оправдывается великан. — Трудно мне было после вчерашнего в себя прийти. 
   — Так чего же ты ждешь тогда? Иди в лес, да поживее. Чую я — недалеко отсюда тот человек. И возьми с собой обоих псов. Они получше тебя христианскую душу учуют. А если случится с тобой что-нибудь, как вчера, они тебе помогут. Удачи тебе, и смотри, поосторожней будь, а не то, что я стану делать, если погибнешь ты на охоте, как старшие твои братья? 

   Пошел великан к Яну с Железным Посохом. Попросил Ян показать ему весь замок. Пошли они из комнаты в комнату — а Ян свои посох из рук не выпускает. Показал ему великан, где какие комнаты находятся и для чего они служат. Пришли они к каменной лестнице, спустились по ней. Увидел Ян маленькую дверку в углу и спрашивает: 
   — Мы здесь еще не были? 
   — Тихо! — отвечает великан. — Здесь держат дочь короля Гибернии. Сидит она там, пока старый людоед не захочет ею поживиться. А если мы эту дверь откроем, тут же услышит людоед и разорвет нас на части. Копи у него твердые, как сталь. 
   — Послушай-ка, — говорит Ян. — А можно взглянуть на него, да так, чтобы при этом ему в лапы не попасться? 
   — Можно, можно. Если взять золотую травку или листик клевера с пятью лепестками и подмешать людоеду в пищу, то он тут же заснет и проспит целые сутки, ни на миг не просыпаясь. Только в это время его можно убить, а иначе никто с ним не сладит, ни человек ни сам дьявол. Так заколдовала его древняя старушка, которая живет за лесом около источника. 

   «Вот и славно,» — подумал Ян и говорит великану: 
   — А что же держит тебя здесь, зачем ты такую работу для себя выбрал? 
   — Хватит болтать, и иди в свою комнату, — ответил великан. — А мне пора опять в дорогу собираться, а то узнает людоед, что я здесь с тобой попусту время трачу. Закрой окна и дверь хорошенько, а то чует людоед душу христианскую, не иначе как твою. 
   Ушел великан прочь, а Ян все думает о том, что услышал, о старой волшебнице. 

   «Наверное, это та самая старушка, которая со мной у источника говорила и рассказала про этот замок и про всех этих чудовищ. И золотую травку она мне дала — вот она, в моем кармане. Должна мне эта травка службу сослужить — так мне старушка говорила. Ну что же, бабушка, если правда то, что ты мне говорила, то недолго старому людоеду жить осталось, и скоро ясно будет, кто в этом замке всех сильнее.» 
   Слышит Ян — храпит во сне людоед, так, что весь замок дрожит. 

   — Ну что ж, — говорит сам себе Ян. — Пойду-ка да посмотрю, как там принцесса поживает, расскажу ей, что новенького в замке. 
   Подобрался Ян тихонечко к окошку, за которым была комната принцессы. 
   — Ты все еще здесь? — позвал он принцессу. 
   — Здесь я, — отвечает принцесса. — Все время тебя жду. И как ты только жив остался? 
   — Мало того, что сам я жив, я еще и тебя от смерти спасу. 
   — О! Неужели это правда? Неужели я снова увижу солнечный свет и снова буду жить среди людей? Но только не обманывай мои надежды, ведь я давно уже простилась с этим миром — и вдруг ты обещаешь мне вернуть его! 
   — Да я скорее сам с жизнью расстанусь! Не бойся, через день или еще скорее вытащу я тебя из твоей темницы. 
   — Ну что ж, до свидания! Благодарю тебя и желаю удачи в том, что ты задумал сделать! 
   Вернулся Ян в комнату, а людоед все храпит — не просыпается. Немного времени прошло, вернулся великан из лесу и пришел снова к Яну. 
   — Ну что? — спрашивает его Ян. — Не принес ты никакой добычи? 
   — Ничего я не смог принести. Дурная слава у нашего леса, никто к нему и близко не подходит. А мы. великаны, из лесу выходить не можем — а то потеряем и ум и силу. Ну ничего, у нашего людоеда еще есть запасы. Не так уж много он ест. Вчера я двоих поймал, да еще принцесса осталась. 
   — Послушай-ка, — говорит Ян. — Есть у меня золотая травка. Подмешай ее в еду людоеду и пусть он заснет. Уж очень мне хочется посмотреть на него. 
   — Нет ничего проще, — отвечает великан Яну, — Заодно и узнаем, так ли много силы в этой травке, как говорят. 
   И накормил великан людоеда кашей с тою золотой травкой. Поел людоед и тут же захрапел так, что весь замок задрожал. Пришел великан и позвал Яна посмотреть на людоеда. 

   — Никогда еще я не видел, — сказал великан, — чтобы он так глубоко спал. Ты послушай, как храпит-то! Как бы не испустил он дух во сне. А эта травка, часом, не ядовитая? 
   — Очень тебе его жалко? 
   — Ни капельки! Уж очень я устал от своей работы, а сейчас, когда нет на свете моих братьев, — и подавно. 
   — Если хочешь, то я ударю его посохом и тогда узнаем, живой он или мертвый. 
   Задрожал великан. 
   — Сначала, — говорит он Яну, — нужно трех дворовых псов убить, а иначе узнают они, что мы людоеда убили и разорвут нас в клочья. 
   — Так чего же ждать? Подмешаем и им золотой травки, может, и они заснут. 
   Так и сделали они. Только поели псы, как сразу же и заснули. Раньше день и ночь было слышно, как они лаяли, а тут — тишина. Ударил Ян каждого из них своим железным посохом промеж ушей. Тут злым псам и конец пришел. Обрадовался Ян. 
   А людоед все хранит в замке. 
   — Надо нам поскорее с твоим хозяином расправиться, пока удача от нас не отвернулась. 
   Подошли они к людоеду. Размахнулся Ян и ударил его по голове своим посохом, да так, что умер людоед и даже застонать не успел. 
   — Уф! — вздохнул Ян. Нельзя сказать, чтобы ему совсем не страшно было людоеда убивать: ноги его не держали, кровь от лица отлила, и весь он дрожал, как осиновый лист. 
   — А теперь, — сказан он великану, — пойдем к принцессе. 
   — Нет, погоди, — отвечает великан. — Принцесса моя будет, ведь это я следил, чтобы она людоеду на стол не попала. 
   — Сейчас не время рассуждать. Пойдем и освободим ее, а потом и решим, кому она достанется. 
   — Хорошо. Вот ключ от ее темницы. 
   — Иди впереди меня, как договаривались, — приказал Ян. 
   — Хорошо, — проворчат великан. 

   Пошел он к маленькой дверце и открыл ее. А за ней еще две двери, и их он открыл. Вошли они в комнату принцессы. Увидела она Яна, да так и обомлела. 

   — Я принес тебе хорошую весть, принцесса, — говорит великан. — Прикончили мы и старого людоеда, и его злых собак. Избавили мы тебя от опасности. Выбирай что хочешь — или с нами иди, или возвращайся к отцу. 
   Призадумалась принцесса — не могла она понять, почему это вдруг великан с Яном сообща действуют. Понял это Ян и говорит: 
   — Лучше будет, если мы вдвоем отвезем принцессу к ее отцу. Он ведь без нее, наверное, печалится. Обрадуем короля, а там принцесса пусть решает, как ей угодно — или с нами обратно вернуться, или там остаться. 

   Не решился великан перечить Яну, да и видно было, что не терпится принцессе вернуться на родину. Отправились они втроем в дорогу. Ян все время следил за великаном: уж очень тот старался отстать да сзади идти, не иначе, как что-то замышлял. Пришли они к источнику, где жила старушка-волшебница, смотрит Ян — а она у дороги стоит. Отправил Ян великана с принцессой вперед, а сам к старушке подошел. 

   — Ты все еще здесь, бабушка, — говорит он ей. 
   — Благодарю тебя за добрые советы. Если бы не они, то давно бы я с жизнью расстался. 
   — Опасайся теперь великана, внучек, он хоть и послабее людоеда, но такой же жестокий. Как только сможешь, проломи ему голову своим посохом, да смотри, не промахнись. Вот еще одна волшебная травка — лист клевера с пятью лепестками. Если съест ее великан, то заснет, как заснул старый людоед и его собаки. Тогда ты без всякого труда сможешь его убить. Ну, а теперь прощай. Больше мы не увидимся. Удачи тебе, да помни мои советы. 

   — Никогда я не забуду, ни тебя, бабушка, ни твои советы. А если когда-нибудь тебе моя помощь понадобится, то позови меня, и я тебе помогу, как ты мне помогла. Здоровья тебе и долгой жизни! 

   И пошел Ян со своим железным посохом вслед за великаном и принцессой. А великан тоже был хитрый — взял он с собой сапоги, что за шаг девять саженей пробегают. Надел он их, посадил принцессу себе на плечи, да и был таков. Пока Ян со старушкой разговаривал, добежал он до самой Гибернии. Понял Ян, что не догнать ему великана. 

   «Если он принцессу к отцу отнес, — думает Ян, — то это еще полбеды. А вот если он с ней назад, в замок вернулся, то плохо дело.» 
   И снова пошел Ян к источнику. 
   — Бабушка, снова я в беду попал. Сколько я ни ходил, сколько ни искал принцессу и великана, не нашел я даже следов их. Боюсь, как бы не унес великан принцессу в замок, ведь он хотел себе ее забрать, после того, как убил я людоеда. Ради Бога, помоги мне! 
   — Ничего плохого не случится, внучек. Не станет он в замок возвращаться. Отправится он первым делом к отцу принцессы, чтобы сыграть гам свадьбу до того, как ты туда доберешься, а уже после этого с молодой женой в замок вернется. Пока не доберется великан до Гибернии, ничего страшного с принцессой не случится. А ты прибудешь во дворец короля ненамного позже них, и все в порядке будет. Ну, иди! 
   — Благодарю тебя, бабушка! 
   Добрался Ян до дворца короля Гибернии, а там — шум, гам, все веселятся. Испугался Ян — неужто свадьбу готовят? Подошел он к привратнику и спрашивает его, что такое случилось и чему люди радуются. 

   — Э, добрый человек, — говорит ему привратник, — ты, видать, издалека пришел, коли не знаешь, что возвратилась домой дочь нашего короля. Все уж думали, что нет ее в живых. 
   — Она, наверное, уже и замуж вышла? 
   — Пока еще не успела. Но скоро и правда повенчается она с великаном, который ее к отцу живую и здоровую привез. У нас во дворце только об этом и говорят, да что там во дворце — во всем городе только об этом разговоры. 
   — Хотел бы я поговорить с принцессой или хотя бы послать ей какую-нибудь весточку. Не окажешь ли ты мне услугу? 
   — Не так-то это легко! Если бы знал ты, сколько сюда разных принцев да вельмож со всех концов света понаехало! И все хотят с принцессой поговорить, кто просто так, а кто надеется на ней жениться. 
   — Хоть не принц я и не знатный вельможа, — говорит Ян, — но все же если только узнает принцесса, что я здесь, тут же скажет, что я делать должен, ведь она меня так хорошо знает. 
   — Ладно, — говорит привратник. — Вот человек, который сможет передать принцессе любую весть. Скажи ему все, что тебе нужно. 
   Попросил Ян того человека: 
   — Хотелось бы мне передать кое-что принцессе. 
   — Говори, добрый человек, передам я все, что сказать пожелаешь. 
   — Хочу я видеть принцессу и поговорить с ней. 
   Вот, видите этот посох? Из чего он, по-вашему, сделан? 
   — Из железа, если я не ошибаюсь. 
   — Так оно и есть. Пойдите, да скажите принцессе, что стоит у ворот ее дворца Ян с Железным Посохом. Этим вы не только меня, но и саму принцессу осчастливите. 

   — Если это все, то передам я твои слова принцессе от первого до последнего. 
   — Все, больше ничего говорить не надо. 

   Прошло немного времени, и выбежали из дворца слуги да лакеи, и все к Яну кинулись. Привели его во дворец, разодели, как самого знатного принца, а потом к принцессе отвели. 

   — Ян! А я так боялась, что ты не успеешь вовремя добраться до нашего дворца, уж было опечалилась. Все ведь только и ждут, что выйду я замуж за этого проклятого великана. А теперь все мое сердце радостью наполнилось. Только как бы нам великана перехитрить? Он ведь сильный, может всех жизни лишить, а меня снова схватить и отнести в свой замок. Он ведь всем сказал, что сам людоеда убил и меня спас. Все поверили ему, все хотят, чтобы повенчалась я с ним. Но никогда я этого не сделаю.
 
   — Если ты мне поможешь, то я все устрою, как надо, — говорит Ян принцессе. — Подмешай в еду великана вот эту травку — и тут же я его к старшим братьям отправлю. 

   Пригласил король Яна пообедать вместе со всеми. Посадили великана справа от принцессы. Много знатных вельмож за столом было. 
   Любил великан выпить лишнего. Никто ему в вине не отказывал, и скоро напился он допьяна. Тут-то и положила принцесса в его кубок лист клевера с пятью лепестками, который дал ей Ян. Проглотил его великан и упал на пол, как бык на бойне. Туг и Ян подоспел, да так хватил своим посохом великана между глаз, что из того и дух вон. Выбросили его тело диким зверям да червям на съедение. 
   А Ян с принцессой поженились. Говорят, жили они счастливо, и было у них много детей. И до сих пор живут в Гибернии их потомки. 

0
No votes yet