Сказка о молодом Уре о Овехи

Отца звали о Овехи; у него был сын Уре о Овехи. Они (отец и мать) кормили его, чтобы малыш рос; когда он вырос, то поселился в отдельной хижине, а отец с матерью остались жить в своем доме.
Тогда к сыну пришли две женщины, но он не знал их. Уре о Овехи трудился над изготовлением тапы, когда пришли эти две женщины. Юноша приветствовал женщин, которые пришли за палкой павоз. Они спросили юношу, не хочет ли он, чтобы они поискали у него в голове вшей, на что он охотно согласился. Тогда женщины вошли в дом и стали искать у него вшей; и юноша заснул. Женщины накрыли юношу тапой, которую он сам сделал, и отнесли его в Анга-Пико близ Поике.
Эти две женщины были злыми духами.. Они отнесли юношу к последнему из трех холмов, с которых никто из людей не мог опуститься. Он остался там, а женщины пошли за ядом.
Пришла старуха, которая жила у подножия холма; она поднялась, чтобы открыть тапу [и посмотреть, что там], и увидела юношу. Она сказала ему: «Вставай!». Юноша испугался, заметив, что он оказался в другом месте. Старуха вошла в дом; она поймала совершенно белого петуха, вырыла яму, чтобы быстро сварить петуха и дать его, хорошо зажаренного, юноше; старуха знала, что злые духи принесут яд, и сказала юноше, чтобы он не ел ничего из того, что ему принесут, а съел бы только петуха. Раньше юноша не знал, что эти женщины злые духи. Он должен был бросить то, что принесут эти духи, к дому старухи, а она выбросила бы это в море.
Затем старуха спустилась к себе в дом, и тотчас же пришли злые духи, открыли тапу и дали ему то, что принесли с собой. Он потихоньку швырнул отравленное старухе. Он не умер. Женщины знали, что здесь была старуха, и спросили ее, зачем она поднималась наверх; они очень рассердились на нее, опустились вниз, но старуха исчезла среди скал, приняв обличье маленького краба. И так как краб зарылся глубоко среди скал, они не смогли его убить.
Женщины поднялись наверх, и старуха тоже; там наверху старуха сказала так: «Вы не люди, вы духи. Зачем вы притащили юношу на холм?» Как только старуха произнесла слово «духи», те ушли прочь. Старуха осталась с юношей и каждый день приносила ему еду.
Юноша начал петь, как его научила старуха:

«Отвесно, как радуга, 
мог бы я спрыгнуть отсюда,
где находится Уре о Овехи.
Мог бы спрыгнуть отсюда,
где о Овехи.
Но я не могу».

Отец пришел к Поике, захватив [с собой еще одного рыболова, на] лодке, чтобы рыбачить все дни на море, и услышал, как тот поет. Тогда лодка подошла к берегу, и отец Овехи пришел, чтобы спросить владельца лодки, не видел ли он его сына. Сын увидел на голове у пришедшего луну (лысину), и с радостью узнал отца. Лодка ушла, а сын остался на горе, но в тот же день отец вернулся к Анга-Пико, созвал людей, наловил много рыбы, принес много кур, угрей, лангустов; собрались люди, чтобы помочь ему. Тогда отец сказал людям, чтобы они принесли все это к Поике. Они принесли все к последнему холму, где находился сын, и еда была распределена между людьми, которые были с ним.
Среди них были две женщины, которые не могли правильно говорить, а только в нос, звали их Аухи Куморе и Апуа Кубик. Обе женщины говорили, произнося звуки в нос, что рыба плохо пахнет; они сказали отцу юноши, что поднимутся наверх и приведут его. «Возьми большую сеть с длинной веревкой», — сказали они отцу; он тотчас же сделал ее, женщины легли в сеть, остальные люди закрепили веревки.
Они спустились туда, где был юноша, и положили его в сеть, чтобы поднять наверх; и юноша оказался рядом с отцом. Отец плакал, так как он давно не видел своего сына. Отец с помощью людей перенес его в Анга-Пико, отец о Овехи — своего сына Уре о Овехи, и сын рассказал ему все, что с ним произошло.

0
No votes yet