Конан Мериадэк

   В наши дни полуостров на северо-западе Франции, врезающийся в море, как нос корабля, называют Бретанью. Но были у этого края и другие имена. Как сообщают нам древние летописцы, в незапамятные времена Бретань называлась Лeтавией. Во времена Юлия Цезаря, который осле долгой войны покорил всю Галлию и пытался захватить и остров Британию, Летавия стала называться Арморикой. А о том, как она получила свое последнее название, рассказывают легенды, собранные воедино в средневековых хрониках. 

   В 361 году от рождества Христова, правитель Британии Максимиан Цезарь, богатый и властный правитель, решил пуститься в завоевательный поход. Казалось ему мало своих владений, и решил он завоевать Галлию. Снарядил он флот и переплыл пролив, который отделяет Британию от Галлии, и высадился в Арморике. Ему пришлось сражаться с местными жителями, язычниками. Жителями Арморики правил человек но имени Инбалт. В первом же бою бритты разгромили язычников, которые бежали с поля боя, их вождь Инбалт был убит, а с ним еще пятнадцать тысяч воинов. Максимиан возрадовался такой скорой победе и позвал к себе одного из всадников, Конана Мериадэка. 

   — Мы подчинили себе одно из самых сильных королевств Галлии, — сказал Максимиан, — и, может быть, нам удастся точно так же завоевать и другие земли. Поспешим же и возьмем штурмом города и крепости, пока весть о поражении Инбалта не разнеслась но всей Галлии и не заставила язычников из соседних земель взяться за оружие. Если мы смогли завоевать это королевство, то сможем покорить и остальные. Но я должен продолжать править Британией, так что завоеванные земли будут принадлежать тебе. Я отнял у тебя родину — так пусть же эта земля будет новой Британией, а ты станешь ее королем. 

   Мы заселим эту страну после того, как все ее жители будут перебиты. Поля здесь плодородны, много рыбы в реках, и обильны леса. Лучше земли нет на свете. 
   Конан кивнул в знак согласия головой и поклялся Максимиану в верности. 

   После того двинулось войско на главный город Редонов, и в тот же день город был взят. Слух о храбрости бриттов опережал войско, и жители уходили из городов, где оставались только женщины и дети. Бритты же убивали всех мужчин и оставляли женщин в живых. И вскоре все мужское население провинции было перебито. В каждом городе остались бриттские солдаты. Они старались превратить все галльские города в неприступные крепости. 
   А тем временем слух о завоевателях достиг самых глухих уголков Галлии. Все короли были в страхе перед бриттами. Этот страх заставил их усомниться в старой вере. 
   Максимиан собрал огромное войско, привлекая людей богатыми дарами. Он собирался завоевать всю Галлию. А чтобы та часть страны, которую он завоевал, была отныне заселена бриттами, он приказал, чтобы сто тысяч колонов прибыли с острова на континент, а с ними — тридцать тысяч солдат, призванных охранять страну. 

   Так Арморика стала называться Бретанью — маленькой Британией, а управлять ею стал Конан Мериадэк. 

   Максимиан же отправился в другие области Галлии и вскоре покорил всю страну. Потом двинул он своих воинов в Германию и после ожесточенных битв подчинил ее себе. 

   По в Арморике было неспокойно. Галлы и аквитанцы то и дело нападали на бриттов. Но всякий раз Конан давал им отпор и смело защищал вверенную ему страну. Свое войско расположил он в местечке Плугулум, возле реки Гвиллидон, и позже это место назвали Кэрмериадэк — город Мериадэка. 

   Поскольку солдатам Конана предстояло навсегда поселиться в Арморике, решено было, что каждый из них женится на девушке из Британии, чтобы дети солдат не смешались в будущем с галлами. Конан послал гонцов на остров к Дионоту, королю Корнубии, который правил островом в отсутствие Максимиана. У Дионота была дочь Урсула, которая очень нравилась Конану. 

   Когда Дионот выслушал послов, он ответил, что выполнит просьбу Конана. Король созвал в Лондон одиннадцать тысяч девушек из знатных семей и шесть тысяч простолюдинок, и вскоре они отправились на кораблях за море. Не всем, однако, нравилось такое путешествие. Многие не хотели разлучаться с семьями, с родной страной. А некоторые и вовсе не хотели выходить замуж и предпочитали оставаться непорочными. Но все взошли на корабли, что качались на волнах у берегов Темзы, и поплыли в Арморику. 

   Но вскоре поднялся встречный ветер и рассеял корабли. Большая часть флота затонула, а те суда, что смогли удержаться на воде, течение вынесло к диким берегам. Всех, кто сошел на берег, встретили дикари, проживавшие в тех землях — гунны и пикты. Увидев девушек, сходящих на берег, свирепые воины захотели овладеть ими, но, встретив сопротивление, пришли в ярость и перебили их всех. 

   Когда Конан и его воины узнали о гибели Урсулы и остальных девушек, печали их не было границ. Захотели они снова искать себе жен в Британии, но на острове осталось слишком мало девушек. Не хотел Конан, чтобы бритты смешались с язычниками — галлами — и забыли свой родной язык. По его приказу все галльские мужчины были умерщвлены, а галльские женщины стали женами или служанками бриттов. А чтобы они не научили детей своему языку и не передали им языческую веру, каждой из этих женщин отрубили язык. Так потомки Конана и его солдат говорили — и говорят по сей день — на языке бриттов, который называют бретонским. 
   До самой своей смерти Конан правил Бретанью и охранял ее от вражеских набегов. По приказу Конана в каждом городе были возведены церкви, и завоеванная страна уже ни в чем не уступала Британии. И местные правители стали отныне верными христианами, могучими и сильными воинами, и были не хуже других королей. 

 

0
No votes yet