Тристрам и Изольда

        После этого случая Тристрам был изгнан из королевства, а Изольду заточили в башню, стоявшую на берегу реки. Тристрам не мог уехать, не встретившись с возлюбленной, поэтому спрятался в лесу, пока, наконец, ему не пришла мысль привлечь ее внимание с помощью веточек, которые он аккуратно обстругивал и пускал по течению реки, омывавшей башню, где находилась затворница. Таким образом он давал знать Изольде о себе. Тристрам жил в лесу, питаясь дичью, которую ему приносил пес по кличке Худайн. Это преданное животное было непревзойденным охотником и прекрасно понимало, что хозяину приходится скрываться; пес никогда не лаял, гоняясь за дичью. Наконец Тристрам уехал, оставив Изольде на память свою собаку.

        Сэр Тристрам побывал во многих странах и, решаясь на самые рискованные предприятия, покрыл себя славой, но это не приносило ему удовлетворения, поскольку он не мог соединиться со своей несравненной Изольдой. Однако когда на земли короля Марка вторгся вождь соседнего племени, король был вынужден призвать на помощь племянника. Тристрам откликнулся на призыв, встал во главе дядиных вассалов и изгнал захватчика из страны. Марк, преисполненный благодарности, был ему чрезвычайно благодарен, вернул Тристраму былое расположение и позволил видеться с Изольдой. Тристрам был на вершине счастья. Увы, счастье длилось недолго.

        Как-то Тристрам привел с собой друга Фередина, сына короля Бретани. Этот молодой рыцарь увидел королеву Изольду и не смог устоять перед ее очарованием. Зная о любви своего друга к королеве и о том, что эта любовь взаимна, Фередин скрывал свои чувства до тех пор, пока не стал чахнуть от любви. Чувствуя, что смерть неминуема, он написал прекрасной королеве, что умирает от любви к ней.

        Добрая Изольда из сострадания к другу Тристрама отправила ему такое теплое и сочувственное письмо, что вернула его к жизни. Спустя несколько дней Тристрам обнаружил это письмо. От охватившей его ревности он словно лишился разума и был готов убить Фередина. Тому с трудом удалось спастись.

        Тогда Тристрам вскочил на коня и отправился в лес, где провел десять дней без сна и пищи. Там его, лежащего почти без чувств рядом с источником, нашла девушка. Она узнала Тристрама и попыталась привлечь его внимание, но, увы, безрезультатно. Тогда она вспомнила о его любви к музыке, принесла арфу и стала играть на ней. Тристрам очнулся, из его глаз полились слезы, и, сделав глубокий вдох, он взял арфу и запел балладу, перемежая пение глубокими вздохами.

        В былые дни я напевал,
        И о любви звучали
        Те песни, без которых стал
        Я жертвою печали.

        Любви поработила власть
        От юности меня…
        Всех без разбора губит страсть,
        Сгубившая меня.

        В мой смертный час
        В любви огне
        Сгораю сир и наг!
        Изольда, вспомни обо мне,
        Мой самый милый враг.

        Могильный камень, сохрани
        Прохожим мой завет:
        «Я жил благодаря любви,
        В которой смерти нет!»…

        Закончив петь, Тристрам записал балладу и попросил девушку передать ее королеве.

        Королева оставалась безутешной в отсутствие Тристрама. Она поняла, что отъезд Тристрама связан с ее письмом Фередину. Изольда не чувствовала за собой вины, но в отчаянии от печальных последствий своего поступка она опять написала Фередину, запретив ему появляться перед ее глазами. Несчастный влюбленный подчинился ее жестокому требованию. Он отправился в лес и в жилище отшельника умер от горя и любви.

        Изольда проводила дни в слезах, теряясь в догадках о судьбе Тристрама. Однажды ее ревнивый муж, незаметно войдя в покои жены, услышал, как она поет:

        Мой голос похож на жалобный стон
        Арфы, тоской плененный.
        Любовь! Ты сулила мне жизнь как сон
        Влюбленного и влюбленной.

        Тристрам вдалеке от меня, никто
        Не избегнет душевных мук.
        Как же ты можешь быть далеко,
        Мой нежный и милый друг?

        При этих словах король впал в ярость, но Изольда была настолько погружена в горе, что не испугалась его гнева.

        – Вы подслушивали меня, – сказала Изольда. – Признаюсь, я люблю Тристрама и всегда буду его любить. Не сомневаюсь, он мертв, и умер из-за меня. Я больше не хочу жить. Удар, который положит конец моим страданиям, я приму с огромной радостью.

        Короля тронула исповедь прекрасной Изольды, и, возможно, мысль о смерти Тристрама усмирила его гнев. Он оставил королеву на попечении служанок, чтобы она от отчаяния ничего не сделала с собой.

        Тем временем Тристрам, чтобы отвлечься, оказал серьезную услугу пастухам, убив великана по имени Таулас, который повадился воровать животных из стада и грабить жилища пастухов. В благодарность за оказанную услугу пастухи отвели Тристрама к королю Марку, чтобы тот вручил ему достойную награду. Нет ничего удивительного в том, что король не признал в этом полураздетом, одичавшем человеке своего племянника Тристрама. В благодарность за услугу, оказанную незнакомцем, он приказал позаботиться о нем и передал на попечение королевы и ее служанок. Благодаря их уходу Тристрам быстро восстановил здоровье и стал, по словам романиста, еще красивее, чем прежде. Ревность короля Марка усиливалась по мере того, как к Тристраму возвращались здоровье и красота, и, хотя был в долгу перед Тристрамом, король вновь изгнал племянника из дворца.

        Сэр Тристрам оставил Корнуолл и отправился в поисках приключений в Лоэгрию. Однажды он оказался в густом лесу. Услышав звук колокольчика, Тристрам понял, что рядом какой-то лесной обитатель. Он пошел на звук и увидел отшельника, который сообщил ему, что Тристрам находится в лесу, принадлежащем фее Вивиане, Озерной Деве, которая, сгорая от любви к королю Артуру, нашла способ заманить его в лес. С помощью чар она удерживала короля Артура в качестве пленника, полностью лишив его памяти; он даже забыл, кто он и как его зовут. Отшельник также сказал, что все рыцари Круглого стола отправились на поиски короля, а его, Тристрама, ждут необычайные приключения.

        Этого было достаточно, чтобы Тристрам ринулся на поиски. Довольно скоро он встретил одного из рыцарей короля Артура. Им оказался сэр Кай, сенешаль, который спросил Тристрама, кто он и откуда. Тристрам ответил, что из Корнуолла, и сэр Кай не преминул отпустить шутку в адрес корнуолльского рыцаря. Тристрам решил не только оставить его шутку без внимания, но даже подыграл ему, а встретив еще нескольких рыцарей, отказался вступать с ними в поединок. Они вместе провели ночь в монастыре, где Тристрам терпеливо сносил шутки в свой адрес. Сенешаль договорился со своими спутниками отправиться в путь рано утром, чтобы перехватить на дороге корнуолльского рыцаря и повеселиться, наблюдая за его испугом, когда они вызовут его на поединок. Утром Тристрам обнаружил, что остался один. Он надел доспехи и решил продолжить поиски. Вскоре он увидел сенешаля и трех рыцарей, которые преградили ему путь и стали настаивать на поединке. Тристрам долго отказывался, но в конце концов занял боевую позицию. Он по очереди сразился с каждым рыцарем, поверг всех на землю, и людей, и лошадей, и, сказав на прощание, чтобы они не забывали своего друга корнуолльского рыцаря, продолжил путь.

        Довольно скоро Тристрам увидел на дороге девушку.

        – О мой повелитель! – крикнула она. – Поспеши вперед и не дай свершиться страшному предательству!

        Тристрам поспешил на помощь и вскоре увидел рыцаря, которого трое других повалили на землю и пытались снять шлем, чтобы отрубить голову.

        Тристрам не раздумывая бросился на помощь и ударом копья убил одного из нападавших. К тому времени поверженный на землю рыцарь успел подняться и поразил мечом второго из нападавших, а третий бросился бежать. Спасенный Тристрамом рыцарь поднял забрало, и длинная седая борода опустилась ему на грудь. Величие и достоинство рыцаря подсказали Тристраму, что перед ним не кто иной, как король Артур, и рыцарь подтвердил его догадку. Тристрам изготовился преклонить колени, но Артур заключил его в объятия и спросил, кто он и откуда прибыл. Однако Тристрам отказался открыть свое имя, объяснив, что дело, которым он сейчас занимается, требует анонимности. В этот момент девушка, которая привела Тристрама, бросилась к Артуру, схватила его за руку и сняла с его пальца кольцо, подаренное феей. Колдовство рассеялось. Артур, к которому вернулись разум и память, пригласил Тристрама вместе отправиться во дворец, чтобы воздать Тристраму полагающиеся почести, но Тристрам отказался, согласившись только сопровождать короля во дворец, чтобы передать его целым и невредимым на попечение рыцарей. Не успели они далеко отъехать, как встретили Эктора Окраинного, который подъехал к королю и учтиво поздоровался. Король представил его Тристраму как одного из самых отважных рыцарей. Тристрам попрощался с королем и его преданным рыцарем и продолжил свое путешествие.

        У нас нет возможности рассказать обо всех приключениях Тристрама в этот период его жизни. Достаточно сказать, что во всех случаях он вел себя как подобает настоящему рыцарю: приходил на помощь угнетенным, наказывал зло, отменял неправедные законы и боролся с несправедливостью. Одним словом, своими активными действиями старался заглушить боль от разлуки с той, которую любил больше всего на свете. Тем временем Изольда, разлученная с дорогим ее сердцу Тристрамом, проводила дни в тоске, постепенно теряя силы. Наконец она поняла, что не может сопротивляться желанию узнать хоть что-нибудь о возлюбленном. Она написала письмо и вручила его одной из своих служанок, племяннице верной Брангвейн. Однажды Тристрам, уставший от постоянного напряжения сил, спешился, прилег у источника и провалился в сон. Служанка королевы Изольды как раз подошла к этому источнику, узнала Пассебрюля, коня Тристрама, а затем и его спящего хозяина. Он был худ и бледен, и весь его вид говорил о страданиях, которые он испытывал, находясь вдали от возлюбленной. Девушка разбудила Тристрама и отдала письмо, которое ей вручила Изольда. Тристрам испытал радость, свойственную всем влюбленным, и не только от полученного письма, но и от разговора о предмете своей любви. Он уговорил девушку остаться с ним до окончания рыцарского турнира, объявленного королем Артуром, и проводил ее в замок Персида, храброго и преданного рыцаря, который оказал девушке радушный прием.

        Тристрам сопровождал служанку королевы Изольды на турнир, посадил ее среди придворных дам королевы Гиневры и только после этого присоединился к участникам турнира. Никто не смог превзойти его в силе и отваге. Сэр Ланселот пришел в восхищение от такого отважного и умелого рыцаря. Король Артур спустился с балкона, чтобы поздравить победителя, но скромный и преданный своей возлюбленной Тристрам, довольный, что стал победителем на глазах посланницы Изольды, удалился с турнира вместе с ней.

        На следующий день турнир продолжился. Тристрам надел другие доспехи, чтобы его никто не мог узнать, но вскоре его выдала сила наносимых им ударов. Артур и Гиневра не сомневались, что это тот рыцарь, который накануне стал победителем. В Артуре проснулся рыцарский дух. Он считался лучшим рыцарем Круглого стола после сэра Ланселота Озерного и сэра Гавейна. Артур незаметно для окружающих надел доспехи и присоединился к участникам турнира. Вступив в поединок с Тристрамом, Артур сумел нанести ему удар, который пришелся в седалище, а Тристрам, не узнавший короля, выбил противника из седла. Артур пришел в себя и довольный тем, что на себе испытал силу незнакомого рыцаря, предложил сэру Ланселоту постоять за честь Круглого стола. Сэр Ланселот, выполняя просьбу короля, напал на Тристрама, который к тому моменту сломал копье. Однако по правилам турнира рыцарь, сломавший копье, должен был продолжать поединок, сражаясь мечом и защищаясь от ударов копья противника щитом. Тристрам выставил щит, но Ланселот пробил его своим смертоносным копьем. Тристрам был ранен в бок, и обломок копья застрял в ране. Несмотря на полученную рану, Тристрам с такой силой ударил по шлему Ланселота, что насквозь пробил его. Рана была неглубокой, но кровь залила глаза Ланселоту, и он на какое-то время ослеп. Тристрам, решив, что смертельно ранен, покинул поле боя. Ланселот признался королю, что никогда прежде не получал столь сильного удара.

        Тристрам поспешил к своему верному Говерналу, который вытащил обломок копья и перевязал рану, и Тристрам сразу почувствовал облегчение. Хотя после турнира Тристрам удалился в свой шатер, Артур с согласия рыцарей Круглого стола объявил его победителем второго дня турнира. Теперь уже ни для кого не было секретом, что вчерашний и сегодняшний победитель один и тот же рыцарь. Говернал подтвердил догадки сэра Ланселота и короля Артура, что этот рыцарь не кто иной, как сэр Тристрам Лионесский, племянник короля Корнуолла. Король Артур, желая наградить отважного рыцаря и зная, что король Марк несправедливо обошелся с племянником, изгнав его из страны, решил воспользоваться возможностью и предложить Тристраму остаться при дворе. Все рыцари Круглого стола заявили, что не могли и мечтать о более достойном товарище. Но Тристрам уже отбыл навстречу новым приключениям, а служанка королевы Изольды вернулась к своей госпоже.

        Сэр Тристрам ехал по лесу и увидел, как один человек сражается с девятью. Он подъехал к рыцарям и крикнул, чтобы они прекратили это позорное побоище. Виданное ли дело: девять рыцарей нападают на одного! Ответил Тристраму предводитель этих рыцарей по имени Брюс Безжалостный, в то время самый злобный из всех рыцарей:

        – Сэр рыцарь, какое вам дело до нас? Если вы умны, то как приехали сюда, так и уезжайте своей дорогой. Все равно этому рыцарю от нас живым не уйти!
        – Будет очень жалко, – сказал сэр Тристрам, – если такого благородного рыцаря так подло убьют. И потому я объявляю вам, что буду защищать его, насколько у меня хватит сил!

        С этими словами сэр Тристрам спешился, поскольку рыцари сражались пешими, и он не хотел, чтобы они зарубили под ним коня, выхватил из ножен меч и стал так яростно рубить направо и налево, что едва ли не с каждым ударом сокрушал какого-то из рыцарей. Вскоре нападавшие вместе с Брюсом бросились спасаться бегством, а Тристрам с мечом в руке погнался за ними, но они успели укрыться за стенами башни и закрыли ворота. Сэр Тристрам вложил меч в ножны и вернулся к спасенному рыцарю. Рыцарь, получивший серьезные ранения, сидел под деревом.

        – Любезный рыцарь, – обратился к нему сэр Тристрам, – как вы себя чувствуете?
        – Сэр рыцарь, – ответил сэр Паломид, поскольку это был именно он, – благодарю вас за доброту, поскольку вы спасли меня от смерти.
        – Как вас зовут? – спросил сэр Тристрам.
        – Меня зовут сэр Паломид, – ответил рыцарь.
        – Неужели? – воскликнул сэр Тристрам. – Так знайте, что вы как раз тот человек, кого я ненавижу больше всех на свете. А теперь готовьтесь, поскольку я страстно желаю сразиться с вами.
        – Как ваше имя? – спросил сэр Паломид.
        – Меня зовут сэр Тристрам, и я ваш смертельный враг.
        – Может, и так, – сказал сэр Паломид, – но сегодня вы сделали для меня слишком много, чтобы я стал сражаться с вами. Кроме того, для вас не будет много чести сразиться со мной, ведь я жестоко изранен, тогда как вы полны свежих сил. Но если вы во что бы то ни стало желаете драться со мной, то назначьте мне день, и тогда я с вами встречусь, можете на меня положиться.
        – Вы правы, – согласился сэр Тристрам. – В таком случае встретимся на лугу у реки Камелот, там, где камень Мерлина.

        Договорившись, они разъехались в разные стороны. Сэр Тристрам долго ехал густым лесом, пока не выехал в долину, где стояла монашеская обитель. Там у доброго человека он отдыхал шесть дней.

        Хорошо отдохнув, сэр Тристрам прямиком направился в Камелот. Подъехав к камню, воздвигнутому Мерлином, он стал озираться в поисках сэра Паломида и увидел, что скачет к нему статный рыцарь, весь в белом, с затянутым щитом. Когда рыцарь подъехал, сэр Тристрам громко сказал:

        – Добро пожаловать, сэр рыцарь, рад, что вы сдержали свое слово.

        После этих слов они выставили свои щиты и копья, ринулись друг к другу со всей скоростью, на которую были способны их кони, и столкнулись с такой силой, что и кони, и всадники рухнули на землю. Вскочив на ноги и загородившись щитами, они изо всей силы ударили сверкающими мечами, нанося друг другу страшные раны, из которых на траву хлынула кровь. Так, не проронив ни единого слова, они бились на протяжении четырех часов. Наконец, рыцарь в белом, не выдержав, сказал:

        – Сэр, вы сражаетесь так, что я только диву даюсь. Я в жизни не встречал лучшего бойца. А потому не соизволите ли вы открыть мне ваше имя?
        – Почему вы спрашиваете мое имя? – удивленно спросил сэр Тристрам. – Разве вы не сэр Паломид?
        – Нет, любезный рыцарь, – ответил рыцарь в белом. – Я сэр Ланселот Озерный.
        – О, – вскричал сэр Тристрам, – что я наделал! Ведь вы тот человек, которого я люблю больше всех на свете!
        – А теперь, любезный рыцарь, – сказал сэр Ланселот, – назовите ваше имя.
        – Меня зовут сэр Тристрам Лионесский.
        – Так вот какое приключение выпало на мою долю, – проговорил сэр Ланселот, опускаясь на колено и протягивая рукоятью свой меч Тристраму.

        Сэр Тристрам тоже встал на колено и протянул свой меч рукоятью вперед Ланселоту. Так они уступали друг другу честь победы. После этого они подошли к камню Мерлина, сели на него, сняли шлемы и поцеловались сто раз. Затем вскочили на коней и отправились в Камелот. По пути они встретили сэра Гавейна и сэра Гахериса, которые поклялись королю Артуру, что не вернутся до тех пор, пока не найдут и не приведут ко двору сэра Тристрама.

        – Можете возвращаться, – сказал рыцарям сэр Ланселот. - Ваши поиски закончились, поскольку я встретил сэра Тристрама. Вот он перед вами собственной персоной.

        Сэр Гавейн обрадовался и сказал:

        – Добро пожаловать, сэр Тристрам!

        Тут появился король Артур и, увидев, кто перед ним, подъехал к сэру Тристраму, взял его за руку и сказал:

        – Сэр Тристрам, вы так же желанны при дворе, как любой рыцарь, приехавший к нам.

        Затем сэр Тристрам рассказал королю, что он приехал сюда для того, чтобы найти и сразиться с сэром Паломидом, которого для начала спас от сэра Брюса Безжалостного и его девяти рыцарей. Выслушав рассказ, король за руку подвел сэра Тристрама к Круглому столу. Тут появилась королева Гиневра в окружении множества дам, и все они в один голос сказали:

        – Добро пожаловать, сэр Тристрам!
        – Добро пожаловать! – сказали все рыцари.
        – Добро пожаловать! – сказал король Артур. – Ты один из лучших рыцарей, один из самых благородных и учтивых. Тебе принадлежит первенство во всех видах охоты, ты обучился всем приемам игры на охотничьем роге, ты знаком со всеми приемами травли дичи и соколиной охоты, и ты лучше всех играешь на музыкальных инструментах. Итак, благородный рыцарь, добро пожаловать к нашему двору.

        Затем король Артур с надлежащей торжественностью произвел сэра Тристрама в рыцари Круглого стола, и по этому поводу был устроен такой роскошный пир, какой даже трудно представить.

        Знаменитый волшебник Мерлин, создавая Круглый стол, использовал все свои таланты и мастерство. Стол окружали тринадцать сидений в память о тринадцати апостолах. Только двенадцать сидений могли быть заняты, и только самыми достойными рыцарями. Тринадцатое считалось местом предателя Иуды, и всегда оставалось пустым. Его называли опасным (гибельным) местом с тех самых пор, как безрассудный и заносчивый сарацинский рыцарь осмелился занять его, и земля разверзлась и поглотила этого рыцаря.

        Некая магическая сила вывела на спинке каждого сиденья имя рыцаря, который имел право сидеть на этом месте. Освободившееся место мог занять только тот рыцарь, кто превосходил по доблести и славным победам рыцаря, занимавшего это место прежде; в противном случае невидимая сила изгоняла посягнувшего на освободившееся место. То, что рыцарь оставался за Круглым столом, служило доказательством того, что он по праву занимает освободившееся место.

        Одно из главных мест, принадлежавшее ирландцу Моронту, было свободно уже десять лет, с тех пор как этот рыцарь пал от меча сэра Тристрама, но его имя все эти годы горело на спинке сиденья. Король Артур взял сэра Тристрама за руку и подвел его к этому месту. Сразу же раздались мелодичные звуки, воздух наполнился нежным ароматом, имя Моронт исчезло, а вместо него появилось имя Тристрам. Теперь исключительная скромность Тристрама должна была подвергнуться серьезному испытанию, поскольку по законам рыцарского ордена он должен был рассказать, за какие подвиги удостоился столь высокой чести, чтобы писцы занесли его рассказ в хроники Круглого стола. После окончания церемонии Тристрама поздравили все члены рыцарского ордена. Сэр Ланселот и королева Гиневра воспользовались случаем, чтобы поговорить с ним о прекрасной Изольде, и высказали желание увидеть ее в королевстве Лоэгрия.

        Пока Тристрам удостаивался почестей при дворе короля Артура, душу Марка терзала наичернейшая ревность. Стоило ему взглянуть на Изольду, как он вспоминал, что она любит Тристрама, и редкая удачливость племянника зародила в нем мысли о мести. Наконец он решил инкогнито отправиться в Лоэгрию, внезапно напасть на Тристрама и убить его. Он взял с собой двух рыцарей, воспитанных при его дворе, которые, как он думал, были преданы ему. Не желая оставлять Изольду дома, он потребовал, чтобы она сопровождала его вместе с верной Брангвейн и еще двумя служанками.

        Достигнув окрестностей Камелота, Марк поделился своим планом с рыцарями, но они пришли от него в ужас. Более того, они заявили, что отказываются оставаться у него на службе, и тут же уехали. Марк предположил, что они вполне могут поехать ко двору короля Артура и все рассказать ему. Марку было необходимо опровергнуть обвинения рыцарей, и, оставив Изольду в аббатстве, он отправился в Камелот.

        Довольно скоро он заметил на дороге группу рыцарей, служивших при дворе короля Артура, и постарался избежать встречи, поскольку знал их привычку вызывать на поединок любого незнакомого рыцаря. Но было слишком поздно. Они разглядели его доспехи, узнали в нем корнуолльского рыцаря и решили немного развлечься. Среди рыцарей был Дагонет, шут короля Артура, которому, несмотря на уродство и слабосилие, было не отказать в отваге. Пока Марк приближался, рыцари договорились, что Дагонет представится сэром Ланселотом Озерным и бросит вызов корнуолльскому рыцарю. Они обрядили Дагонета в доспехи одного из рыцарей, который был ранен и не мог вынести тяжести щита и доспехов, и отправили к перекрестку дорог. Внешний вид противника не внушил Марку опасений, и он решил принять вызов, но, когда карлик подъехал и представился сэром Ланселотом Озерным, Марк почувствовал, как в его сердце закрадывается страх, пришпорил коня и поскакал во весь опор, преследуемый криками и смехом рыцарей.

        Тем временем Изольда, оставшись в аббатстве с верной Брангвейн, нашла единственное развлечение в прогулках по лесу, примыкающему к аббатству. Здесь, у источника, спрятавшегося в тени деревьев, Изольда думала о своем любимом и иногда под звуки арфы пела баллады, вспоминая о самых грустных и самых радостных минутах жизни. Как-то ее пение услышал подлый рыцарь Брюс Безжалостный и стал крадучись подбираться к ней. А Изольда пела:

        О, тишина, тенист зеленый грот,
        Сулящий отдых для души мятежной,
        Пока воспоминание живет
        И будит горе в сердце моем нежном.

        Самой природой созданный приют -
        Журчит родник, поля цветов питая
        И заглушая мои стоны тут,
        Где глаз печаль слезами истекает.

        Где рыцарь мой и как его дела?
        С ним и любовь, и доблесть, и удача.
        Великий рыцарь Круглого стола!
        Тристрам! Я тут! Твоя Изольда плачет…

        Брюс Безжалостный, который, как и большинство других негодяев, уже испытал на себе силу оружия Тристрама и, естественно, ненавидел его, услышав его имя из уст прекрасной певицы, с удвоенной энергией выскочил из укрытия и набросился на несчастную жертву. Изольда лишилась чувств, а Брангвейн огласила воздух отчаянными криками. Брюс понес Изольду туда, где привязал коня, но животное отвязалось и паслось на некотором расстоянии. Брюсу пришлось положить на траву свою прекрасную ношу и идти за конем. В это время мимо проезжал рыцарь, который услышал крики и подъехал к Брангвейн, чтобы выяснить, что случилось. Женщина охрипла от криков и только молча указала на госпожу, лежавшую без чувств на земле.

        Тут вернулся Брюс, и Брангвейн снова стала кричать. Этого было достаточно, чтобы незнакомец принял решение. Он пришпорил коня и ринулся к Брюсу, который изготовился вступить в поединок, но от первого удара вылетел из седла и притворился мертвым. Однако когда незнакомец, оставив его лежать на земле, подошел к несчастным женщинам, вскочил на коня и ускакал.

        Рыцарь приблизился к Изольде, нежно приподнял ее голову, отвел в сторону упавшие на лицо золотистые локоны, пристально вгляделся в ее лицо и, издав крик, упал без чувств. К ним подошла Брангвейн, быстро привела в чувство свою госпожу, и уже вместе они сосредоточили все внимание на лежащем без чувств рыцаре. Они подняли забрало и поняли, что перед ними сэр Тристрам. Изольда упала на грудь любимого, и ее слезы полились на его лицо. Открыв глаза, Тристрам понял, что держит в объятиях свою возлюбленную.

        По закону Круглого стола каждый вновь принятый в его братство рыцарь должен был отправиться на поиски приключений и в течение десяти дней его соратники, переодетые в чужие доспехи, должны были встречаться у него на пути, чтобы иметь возможность испытать на себе его силу. Тристрам странствовал уже семь дней и за это время успел сразиться со многими славными рыцарями Круглого стола, с честью выходя из всех поединков. Оставшиеся три дня Изольда провела в аббатстве под защитой Тристрама, а затем в сопровождении служанок и сэра Тристрама отправилась в Камелот, чтобы присоединиться к королю Марку.

        Это чудесное приключение стало одним из самых ярких моментов в жизни Тристрама и Изольды. Тристрам воспел свои чувства в стихах, исполняемых под звуки арфы, и французы позже назвали эту стихотворную форму триолетом.

        С рассвета неблизок любви нашей путь -
        Усталость коснулась лица,
        Нас тянет в тенистом лесу отдохнуть -
        С рассвета неблизок любви нашей путь,
        К убежищу тихому манит прильнуть
        И сны досмотреть до конца…
        С рассвета неблизок любви нашей путь -
        Усталость коснулась лица.

        С прекрасной Изольдой, любовью моей,
        Живу я, как в райском саду!
        Нет выше блаженства для смертных людей,
        Чем жизнь, что с любимой веду.
        Все делаю, как пожелает она.
        Дни ярко летят чередой.
        Любовь и Изольда цветут, как весна,
        И радости жизни со мной.

        С рассвета неблизок сегодняшний путь.
        Усталость коснулась лица?
        Мы можем в зеленом лесу отдохнуть
        От тягот пути без конца.
        Местечко укромное в чаще найдем
        (легко ли с рассвета скакать?),
        И мы отдохнем с наслаждением в нем -
        Любовь не должна уставать.

        Они приехали в Камелот, где сэр Ланселот оказал им самый сердечный прием. Изольда была представлена королю Артуру и королеве Гиневре, которая встретила Изольду как сестру. Поскольку король Марк содержался под стражей в связи с обвинениями, выдвинутыми его рыцарями, королева Изольда не могла воссоединиться с мужем, и сэр Ланселот предоставил свой замок под названием «Веселая стража» в распоряжение Изольды и Тристрама.

        Король Марк, который должен был либо признать справедливость выдвинутых против него обвинений, либо снять их с себя, вызвав обвинителей на бой, предпочел согласиться с обвинениями. Король Артур, поскольку преступление не было совершено, решил не наказывать его, а лишь взять с него клятву, что он отбросит все черные мысли в отношении своего племянника. В присутствии короля и всего двора состоялось примирение. Марк и Изольда отправились домой, а Тристрам остался при дворе короля Артура.

        Однажды, во время пребывания с Изольдой в «Веселой страже», сэр Тристрам выехал из замка, но без доспехов, имея при себе только копье и меч. Проехав немного, он увидел двух сражающихся рыцарей, один из которых был намного сильнее, и поверг противника. Победителем оказался сэр Паломид. Увидев Тристрама, сэр Паломид воскликнул:

        – Сэр Тристрам, вот мы и встретились! Теперь уж мы не разойдемся, пока не загладим старые обиды.
        – Что до меня, – ответил сэр Тристрам, – то не найдется того христианина, который бы мог похвастаться тем, что я от него сбежал, и вы, хоть и сарацин, никогда не сможете сказать этого обо мне.

        Сразу после этого сэр Тристрам пустил лошадь галопом, подъехал к сэру Паломиду и ударил его с такой силой, что сломал копье. Тогда он обнажил меч и нанес сэру Паломиду шесть ударов по шлему. Сэр Паломид, увидев, что на сэре Тристраме нет доспехов, поразился его безрассудству и сказал себе: «Если я вступлю с ним в схватку и убью, то опозорюсь на весь свет». И тут сэр Тристрам крикнул:

        – Трусливый рыцарь, почему вы уклоняетесь от боя?
        – О сэр Тристрам! – воскликнул сэр Паломид. – Вы же понимаете, что поединок с вами грозит мне бесчестьем, поскольку я, в отличие от вас, в доспехах. А теперь ответьте мне на один вопрос.
        – Спрашивайте что хотите, – сказал сэр Тристрам.
        – Что бы сделали вы, как истинный рыцарь, если бы, встретив меня, вы были в доспехах, а я незащищен?
        – Я понял, что вы хотите сказать, сэр Паломид, – ответил сэр Тристрам, – но, клянусь Богом, то, что я скажу, будет сказано не из страха перед вами. Если бы это случилось, то вам пришлось бы уехать, поскольку я не стал бы сражаться с вами.
        – Но и я не хочу сражаться с вами, – сказал сэр Паломид, – поэтому поезжайте, куда ехали.
        – Что ж, у меня есть выбор, – сказал сэр Тристрам, – уехать или остаться. Но, сэр Паломид, я одному поражаюсь: почему вы, такой славный рыцарь, и до сих пор не крестились?
        – Дело в том, что я не могу окреститься из-за обета, который дал много лет назад. В душе я верю в нашего Спасителя и Его милосердную мать Марию, но мне осталось сразиться еще раз, после чего я с радостью приму крещение.
        – За чем же дело стало? – воскликнул сэр Тристрам. – Вон лежит поверженный вами рыцарь. Помогите мне надеть его доспехи, и я помогу выполнить условия вашего обета.
        – Воля ваша, – ответил сэр Паломид.

        Они направили коней к побежденному рыцарю, который к тому времени уже сидел, привалившись к дереву. Сэр Тристрам поприветствовал рыцаря и услышал в ответ приветствие, произнесенное слабым голосом.

        – Сэр, – обратился к рыцарю Тристрам, – не могли бы вы дать на время свои доспехи, поскольку я безоружен, а мне надо сразиться вон с тем рыцарем.
        – Сэр, – ответил раненый рыцарь, – я с удовольствием одолжу их вам.

        Сэр Тристрам снял доспехи с сэра Галерона, так звали раненого рыцаря, и тот, насколько хватило сил, помог облачиться в доспехи сэру Тристраму. Затем сэр Тристрам сел на коня и взял в руки копье сэра Галерона. Сэр Паломид уже был наготове, и они ринулись друг на друга на всем скаку и ударили один другого в середину щита. Копье сэра Паломида сломалось, и его конь от удара сэра Тристрама упал на землю. Сэр Паломид поспешно выбрался из-под коня и обнажил меч. Увидев это, сэр Тристрам спешился, привязал коня к дереву и тоже обнажил меч. После этого они сошлись, как два диких зверя, осыпая друг друга ударами. Так они бились более двух часов, и не раз сэр Тристрам наносил такие удары, после которых сэр Паломид падал на колени, хотя ему удалось разрубить щит сэра Тристрама и ранить его. Тут сэра Тристрама обуял бешеный гнев. Он накинулся на сэра Паломида с такой яростью, что тот не устоял и рухнул на землю, но тут же вскочил на ноги, и тогда сэр Тристрам сильно ранил его в плечо, при этом умудрился еще и выбить меч из рук сэра Паломида. Если бы сэр Паломид нагнулся за мечом, сэр Тристрам убил бы его, но сэр Паломид неподвижно стоял, печально глядя на лежащий рядом меч.

        – Теперь, – сказал сэр Тристрам, – у меня такое же преимущество перед вами, как до этого было у вас передо мной. Но никогда ни при одном дворе никто не сможет сказать, что сэр Тристрам в состоянии убить безоружного рыцаря. А потому возьмите свой меч, и доведем наш поединок до конца.

        На это сэр Паломид так ответил сэру Тристраму:

        – У меня нет желания продолжать этот бой. Оскорбления, нанесенные мной, не столь уж велики, чтобы мы с вами не могли стать друзьями. Я нанес вам обиду тем, что влюбился в прекрасную Изольду, и смею утверждать, что ни одна женщина не идет с ней ни в какое сравнение. За свою обиду вы нанесли мне много жестоких ударов, и на некоторые я сумел ответить. А потому прошу вас, сэр Тристрам, простите меня за то, что оскорбил вас, и отведите в ближайшую церковь. Там я сначала исповедуюсь, а потом в вашем присутствии пройду через обряд крещения. Затем мы вместе поедем ко двору моего господина короля Артура, чтобы отпраздновать там Троицын день.
        – В таком случае садитесь на коня, – сказал сэр Тристрам, – и как вы сказали, так мы и сделаем.

        Они сели на коней, и сэр Галерон отправился вместе с ними. Когда они пришли в церковь в Карлайле, епископ распорядился заполнить водой большой сосуд, освятил воду, после чего отпустил сэру Паломиду грехи и окрестил его. Сэр Тристрам и сэр Галерон были крестными сэра Паломида. Они снова пустились в путь и приехали в Камелот, где благородный король Артур и королева Гиневра собрали весь двор. Все обрадовались, узнав, что сэр Паломид принял крещение. Затем сэр Тристрам вернулся в замок «Веселая стража», а сэр Паломид отправился своим путем.

        Вскоре после описанных событий сэр Гавейн вернулся из Бретани и рассказал королю Артуру, что с ним случилось в Броселиандском лесу, как с ним заговорил Мерлин, который просил его убедить короля Артура срочно отправиться на поиски Святого Грааля. Пока король Артур обдумывал, как следует поступить, сэр Тристрам вызвался отправиться на поиски, причем с большой готовностью, поскольку ему было известно, что в случае благополучного завершения этого святого дела он получит отпущение всех грехов. Сэр Тристрам немедленно отправился в Бретонское королевство, надеясь встретиться с Мерлином и узнать у него, куда следует держать путь, чтобы достичь успешного результата.

        По прибытии в Бретань Тристрам узнал, что король Гоэль воюет с восставшим вассалом, и противник сильно теснит короля. Лучшие королевские рыцари пали в последнем бою, а сам король не знает, к кому обращаться за помощью. Тристрам предложил свою помощь. Предложение было принято, и армия Гоэля во главе с Тристрамом и воодушевленная его примером одержала полную победу. Преисполненный чувством благодарности король, узнав о происхождении сэра Тристрама, предложил ему в жены свою дочь, принцессу, красивую и получившую хорошее воспитание, которую знали так же, как королеву Корнуолла, но в рыцарских романах ее, в отличие от Изольды Прекрасной, называли Изольдой Белорукой.

        Как описать ту борьбу, которая происходила в душе Тристрама? Он боготворил первую Изольду, но его любовь к ней была безнадежной и омрачалась угрызениями совести. Кроме того, святое дело, на которое он отправился, требовало от него жизни чистой и безгрешной. Казалось, сама судьба вручает ему Изольду Белорукую как залог успешного разрешения всех его проблем. Исходя из этих соображений, он принял решение. Они поженились и провели несколько месяцев, наслаждаясь безмятежным счастьем, при дворе короля Гоэля. Удовольствие, которое Тристрам испытывал в обществе жены, росло день ото дня. Однако врожденное благородство не позволяло Тристраму забыть, что он дал клятву отправиться на поиски Святого Грааля. Казалось, чувство радости от возможной победы одержало верх над силой волшебного любовного напитка.

        Война, которую на время удалось остановить, вспыхнула с новой силой. Как обычно, Тристрам находился там, где было опаснее всего. Враг терпел поражение за поражением и, наконец, был окружен в своем главном городе. Тристрам возглавил штурм города. Когда, вскарабкавшись по приставной лестнице, он перелезал через городскую стену, один из осажденных бросил камень, который попал Тристраму в голову, и он без чувств свалился на землю.

        Стоило ему прийти в себя, как он тут же потребовал, чтобы его отнесли к жене. Принцесса не позволила никому приближаться к любимому мужу. Ее красивые руки ловко перевязали его раны, и Тристрам поцеловал эти руки с благодарностью, которая стала перерастать в любовь. Поначалу казалось, что благодаря заботам преданной жены он идет на поправку, но вскоре стало ясно, что, несмотря на ее уход, его состояние ухудшается день ото дня.

        Обеспокоенный состоянием своего господина, старый оруженосец Тристрама напомнил ему, что принцесса Ирландии, нынешняя королева Корнуолла, однажды уже вылечила его, когда состояние его не внушало оптимизма. Тристрам позвал Изольду Белорукую и рассказал ей историю о своем излечении, добавив, что королева Изольда сможет его вылечить, и он уверен, что она не откажет ему в помощи, если ее об этом попросить.

        Изольда Белорукая согласилась, что нужно отправить в Корнуолл Геснеса, надежного человека и опытного мореплавателя. Тристрам позвал его и вручил кольцо.

        – Передай его королеве Корнуолла, – сказал Тристрам, – и скажи, что Тристрам при смерти и просит ее помощи. Если тебе удастся ее уговорить, подними белые паруса на своем судне, когда будешь возвращаться, чтобы, когда судно покажется на горизонте, мы знали, что все в порядке. Но если королева Изольда ответит отказом, подними черные паруса – они станут предвестниками моей скорой кончины.

        Геснес успешно справился с возложенной на него миссией. Случилось так, что в то время короля Марка не было в столице, и королева с готовностью согласилась отправиться на корабле в Бретань. Геснес поднял на судне белоснежные паруса и отплыл в Бретань.

        Тем временем состояние здоровья Тристрама ухудшалось с каждым днем. Сил у него осталось так мало, что его уже нельзя было ежедневно выносить на берег моря, как это вошло у него в привычку с тех пор, когда он решил, что корабль должен уже находиться на пути в Бретань. Тогда он позвал молодую служанку, поручил ей смотреть в направлении Корнуолла и сразу сообщить ему, какого цвета паруса у первого судна, которое будет двигаться к берегу.

        Когда Изольда Белорукая согласилась с тем, что необходимо послать за королевой Изольдой, она еще не знала, что должна опасаться новой встречи мужа с королевой, которая могла повлиять на ее счастье. Теперь она знала намного больше и острее чувствовала опасность. Она решила утаить от мужа известие о прибытии королевы, но воспользоваться ее знаниями для лечения Тристрама и тем самым избежать опасных последствий их личной встречи. Когда к берегу направилось судно с белыми парусами, девушка по приказу своей госпожи сказала сэру Тристраму, что судно идет под черными парусами.

        Тристрама охватила невыразимая печаль, он горько вздохнул, отвернулся к стенке и сказал:

        – Увы, возлюбленная, нам уже никогда не суждено встретиться!

        С этими словами он вверил себя Богу и испустил последний вздох.

        Первое, что услышала королева Корнуолла, ступив на берег, – это известие о смерти Тристрама. Ее, почти бесчувственную, проводили в покои Тристрама, и она умерла, обняв тело возлюбленного.

        Перед смертью Тристрам попросил, чтобы его тело отправили в Корнуолл, а меч и письмо передали королю Марку. Тела Тристрама и Изольды погрузили на корабль и доставили в Корнуолл. Король Марк расчувствовался, когда увидел меч, от которого погиб ирландец Моронт и который так часто сохранял жизнь лично ему и спасал от позора его королевство. В письме Тристрам просил прощения у дяди и рассказал историю с любовным напитком.

        Марк приказал, чтобы любовников похоронили в его часовне. Из могилы Тристрама выросла виноградная лоза, которая поднялась по стене и опустилась на могилу королевы. Трижды лозу обрезали, но каждый раз она вырастала еще более сильной, чем прежде, и с тех пор это удивительное растение защищает от света могилы Тристрама и Изольды.

        Спенсер рассказывает о сэре Тристраме в своей «Королеве фей» (книга IV, песнь II). В лесу сэр Калидор встречает молодого охотника:

        Он видит юношу, приятного с лица.
        Высокий рост, открытый взгляд уверенный,
        Он не похож на выскочку-юнца,
        А благороден статью и манерами.

        Под шляпою с причудливым пером,
        Он взглядом завораживать бы мог;
        Расшита зелень куртки серебром,
        На поясе его – сигнальный рог.

        На нем – кордовской кожи башмаки,
        Прихваченные высоко шнурками;
        Его происхождению близки
        Копье и дротик, слитые с руками.
        И видно, что копье у молодца
        Не раз пронзало львиные сердца.

        Авторы рыцарских романов часто упоминают Тристрама как серьезного авторитета по всем вопросам, связанным с охотой. В «Королеве фей» Тристрам в ответ на вопрос сэра Калидора называет свое имя, говорит, откуда он родом, и заканчивает такими словами:

        В распутство окунаться не хотел,
        И праздность сердцу моему не мила.
        Я воинским искусством овладел
        И накопил физическую силу.

        Я среди моих сверстников-повес
        Охотой вызываю восхищенье.
        Мне тайны все открыл зеленый лес,
        Зверей привычки, нравы, ухищренья.

        В повадках птиц – весьма поднаторел:
        Сумею с соколом управиться в полете.
        В кормлении и обученье птиц – умел,
        В лесу я забавляюсь на охоте.

10
Average: 10 (1 vote)