Пуня и акулы

С этой стороны острова, в подводной пещере, всегда полной омаров, обитал великий Каи-але-але, царь акул. Поэтому никто не осмеливался нырять в пещеру и ловить в ней омаров.

Жил на том острове мальчик по имени Пуня. Его отец погиб от акульих зубов. После этого некому стало ловить рыбу для Пуни и его матери. И на завтрак, и на обед, и на ужин они ели один хлеб. Им надолго пришлось забыть вкус рыбы. Каждый день слышал Пуня, как его мать сетует, что у них нет ни рыбы, ни омаров, только один хлеб.

И вот однажды мальчик решил перехитрить акул.

Пуня отправился к пещере и стал наблюдать за ними. Учуяв на берегу человека, Каи-але-але и десять его поддан­ных тотчас проснулись. Однако Пуня прикинулся, будто не замечает этого, и заговорил громким голосом, зная, что акулы непременно услышат его.

— Это я, Пуня! — сказал он. — Мне нужно наловить омаров на обед. Как я вижу, великий Каи-але-але спит. Значит, можно будет нырнуть на дно пещеры и захватить в каждую руку по омару. Вот и будет у нас вкусный обед.

Тогда Каи-але-але тихо шепнул своим верным под­данным:

— Все за мной! Пуня сейчас нырнет, и мы съедим его! Но Пуня был не из тех, кто легко попадается в зубы глупым акулам.

Мальчик поднял большущий камень и бросил его в во­ду. Не успел камень упасть на дно, как все акулы ринулись к нему, и вход в пещеру оказался свободным.

Тогда Пуня нырнул и, схватив по омару в каждую руку, быстро всплыл на поверхность. Выйдя на берег, он крик­нул:

— Как Пуня сказал, так и сталось! Я вернулся целый и невредимый, добыв двух омаров. Теперь уж нам не при­дется больше голодать. Спасибо акуле с тонким хвостом: это она научила меня, как добыть омаров!

Услышав эти слова, царь акул Каи-але-але велел своим подданным выстроиться в ряд. Пересчитал акул — ровно десять, и как раз у десятой хвост тоньше, чем у остальных.

— Значит, это ты, тонкохвостка, — в гневе закричал он, — подучила мальчишку, как добыть омаров? За это ты поплатишься жизнью!

И по знаку Каи-але-але тонкохвостая акула в мгновение ока была разорвана в клочья.

— Эх, вы! Друг дружку пожираете! — крикнул маль­чик и понес омаров домой.

Мяса омаров Пуне с матерью хватило на несколько дней. Когда же оно кончилось, маленький хитрец снова отправился к пещере. Так с тех пор и повелось, и каждый раз повторялась та же история. Пуня бросал в воду подаль­ше от входа в пещеру камень, а когда хищники кидались к нему, нырял за омарами. И каждый раз одной из акул приходил конец.

И вот в живых остался только царь Каи-але-але.

Тогда Пуня пошел в лес. В лесу он срубил и заострил с обоих концов два прочных колышка, затем приготовил два деревянных бруска для добывания огня, набрал мха и хворосту. Все это он уложил в мешок изашагал к берегу. Дойдя до пещеры, Пуня заметил, что Каи-але-але бодрству­ет на посту, и заговорил громким голосом:

— Если я сейчас нырну и Каи-але-але начнет разрывать меня на куски, вода покраснеет от Моей крови, мать догада­ется, что случилось, и спасет меня. Но если Каи-але-але проглотит меня целиком, все будет кончено! Я погибну!

Каи-але-але, разумеется, услышал его слова и сказал себе: «Нет уж, меня не проведешь! Я не буду разрывать тебя на части, хитрый мальчишка! Проглочу целиком, и ты не увидишь больше своей матери. Я так широко раскрою пасть, что ты сам не заметишь, как попадешь в нее. На этот раз тебе от меня не улизнуть!»

Пуня нырнул вместе со своим мешочком. Каи-але-але как можно шире разинул пасть и проглотил мальчика. Пуня, не мешкая, развязал мешочек, достал оттуда ко­лышки и вставил их между челюстями акулы так, что она больше не могла закрыть свою пасть.

После этого Пуня прополз в акулий желудок, вынул из мешка бруски для добывания огня и стал тереть их один о другой. Он развел костер я сварил себе похлебку. Огонь обжигал внутренности царя акул, и Каи-але-але, как бе­зумный, носился по океану.

Наконец Каи-але-але снова очутился возле острова. Тогда Пуня проговорил:

— Если Каи-але-але отнесет меня к скалистому мысу, я спасен! Если же к песчаному берегу, где растет трава, ничто не спасет меня, я погибну!

Каи-але-але, услышав его слова, подумал: «Шалишь, к мысу я не поплыву! Отнесу-ка я этого мальчишку к песча­ному берегу, где растет трава!» Сказано — сделано, царь акул всплыл на поверхность и устремился намелководье, сплошь заросшее тростником, куля акулы и близко не подплывали. Скоро Каи-але-ал так запутался в густых стеблях, что уже не мог вернуться в океан.

Пуня выбрился из акульей пасти и. достигнув берега, закричал во весь голос:

— Люди! ЭЙ, люди! Кии-але-але, великий Каи-але-але, царь акул, пожаловал к нам в гости.

Услышав, что к ним явился Каи-але-але, злейший враг людей, рыбаки сбежались кто с копьем, кто с ножом и накинулись на него. И тут свирепому царю акул пришел конец.

Когда же рыбаки узнали, что избавились и от тех подданных Каи-але-але, которые вместе со своим царем обитали в подводной пещере, радости не было предела.

С тех пор Пуни каждый день спокойно нырял в пещеру и уносил отгуди столько омаров, сколько было нужно.

0
No votes yet