Тинирау и кит

Отец Тухурухуру, высокорожденный Тинирау, все подготовил для посвящения сына. Для торжественных церемоний пригласили знаменитого жреца Кае из далекой деревни.

После ритуальных обрядов и заклинаний» которые со временем должны были превратить Тухурухуру в храброго и бесстрашного воина, Тинирау и Кае отправились на берег моря. Дойдя до прибрежных скал, Тинирау остановился и громко крикнул:

— Тутунуи!

Кае посмотрел по сторонам: на берегу никого не было, а следы, что виднелись на песке, оставили их собственные ноги. Тогда Кае стал вглядываться в лесную чашу, но и там никого не обнаружил. Он повернулся к морю, надеясь увидеть каноэ рыбака, но все каноэ были вытащены на берег. И вдруг Кае заметил огромную бесформенную глыбу, поднимающуюся из воды. Это был кит. С его спины хлынули водопады, две струи горячего пара поднимались ввысь, и легкий ветерок медленно развеивал пар по воздуху. Никогда Кае не приходилось видеть живого кита так близ­ко. И вдруг, к его удивлению, кит подплыл еще ближе, к самой скале, на которой стояли он и Тинирау.

Вождь вырезал кусочек мяса из бока чудовища. Кит скосил на него свои крошечные глаза, вздохнул и сосколь­знул назад, в глубокую воду.

Кае не верил собственным глазам. Тинирау заметил его недоумение и засмеялся

— Разве ты никогда не слыхал про моего любимца, ручного кита? — спросил он. — Это Тутунуи, мой большой друг. Он возит меня по морю быстрее, чем любое каноэ.

Тутунуи очень любит меня.

— Но для чего ты отрезал у него кусочек мяса?

— Это ты поймешь, когда мы снимем мясо кита с очага и ты вонзишь в него своя дубы.

В ту ночь Кае долго ворочался на циновке в доме для гостей. Он переусердствовал, угощаясь китовым мясом, и теперь никак не мог уснуть. Всю ночь он обдумывал, как бы ему заполучить кита Тинирау.

Когда Кае пришло время возвратиться в свою деревню, Тинирау приготовил для него каноэ, но Кае не спешил столкнуть его на воду.

— Тинирау, — сказал он, — доволен ли ты магическими заклинаниями, которые и произнес над твоим сыном?

— Конечно, доволен, — ответил Тинирау.

— И ты признаешь, что они превратят Тухурухуру в великого воина?

— Да, в этом я уверен, друг.

— Но, может быть, жрец из твоего племени произнес бы заклинание не хуже меня?

— Нет, нет, — поспешил возразить Тинирау, Он не хотел обидеть Кае. — Это мог сделать только могуществен­ный Кае, пользующийся благосклонностью богов.

— Тогда я хотел бы кое о чем попросить тебя.

— Говори.

— Позови Туту ну и, и пусть он отвезет меня домой.

Тинирау обеспокоила просьба Кае.

— Но тебе будет гораздо удобнее в каноэ, — сказал он, — лодка более подходит для великого жреца. Да ты ведь и не умеешь ездить на ките.

Кае нахмурился.

— Неужели ты думаешь, что я так уж слаб и беспомо­щен? спросил он. — Может, ты считаешь, что я не справ­люсь с твоим китом? Берегись, Тинирау!

Вождь знал, как опасно сердить жреца. Он поспешил помириться.

— Да я просто пошутил, — сказал Тинирау. — Кит отве­зет тебя и твою деревню. Но запомни, Кае, когда вы будете подплывать к берегу. Тутунуи начнет отряхиваться — это значит, что дальше плыть ему опасно. Едва он подаст такой сигнал, ты должен сразу прыгать с его правого бока и плыть к берегу.

— Знаю, знаю! — нетерпеливо прервал вождя Кае.

Тинирау отправился на берег моря и приложил ладони ко рту.

— Тутунуи! — крикнул он.

Кит тотчас же подплыл к берегу. Кае вскарабкался на его спину, и удивительное путешествие началось. Продолжалось оно недолго, потому что Тутунуи плыл быстро.

Вот и деревня Кае показалась вдалеке. Кит встряхнул­ся, давая знать, что Кае уже следует прыгать с него, но тот не обратил внимания на сигнал. Тогда Тутунуи встряхнулся снова, но Кае, твердя заклинания, тяжело навалился на его спину. Еще немного, и Тутунуи вошел в мелкие места. Кае продолжал изо всех сил давить на кита, и тот стал зарываться в мягкий песок. Мелкие песчинки набились в его горло. Тутунуи в последний раз вздрогнул всем своим огромным телом и умер.

В эту ночь в деревне Кае состоялось большое празднество. Собрались все от мала до велика: вкусно пахло жаре­ное мясо Тутунуи.

А на далеком острове Тинирау тщетно дожидался своего любимца. Раньше стоило ему только крикнуть: «Туту­нуи!» и кит сразу же приплывал к нему. Но в эту ночь голос Тинирау лишь глухо разносился над водой и без­ответно терялся вдали. Вдруг вождь поднял голову, его ноздри раздулись, вдыхая слабый ночной ветерок. Из отда­ленной деревни, где жил Кае и его люди, доносился аппе­титный запах жаркого.

В тот час, когда луна проложила по морю серебряную дорожку, Тинирау обратился к своему народу.

— Кае украл кита, — сказал он. — Кто отправится со мной отомстить за нанесенную обиду?

Стремительно вскочили воины.

— Мы пойдем с тобой, Тинирау! — как один, крикнули они.

— Нет, — молвил нежный голос, — пойду я, Хине-те-Иваива.

Люди посмотрели на нее с удивлением.

— Да, пойду я и другие женщины нашего племени.

У Кае очень много воинов. Пусть отправятся со мной только женщины. Мы доставим его сюда, не пролив ни капли крови, о Тинирау, и ты отомстишь за нанесенное оскорбление.

В той стороне, где жил Кае, слышался смех. Хине-те-Иваива и другие женщины из племени Тинирау были уже там. Развлекая жителей песнями и танцами, они переходили из одной деревни в другую. Кто они такие, никто не ведал. А вот и деревня Кае. Все мужчины и женщины его племени собрались, чтобы посмотреть на странниц.

Танцуя, Хине-те-Иваива и ее подруги пристально вглядывались в лица зрителей. Где-то в этом доме находится их враг Кае. Они узнают его, когда он засмеется, потому что у него неровные, поломанные зубы.

Смех зазвенел в доме, когда женщины начали играть в свои игры. Только один человек сидел с хмурым лицом.

Напоследок женщины разыграли самую забавную шутку. И тут рассмеялся даже хмурый мужчина. Когда он, откинув назад голову, открыл рот, все увидели его некрасивые поломанные зубы. Это и был Кае.

Поздней ночью потух очаг, и в доме стало тихо. Тогда женщины запели магическую песнь, и крепкий сон охватил хозяев. Женщины пробрались к двери и, став друг против друга, образовали длинный ряд.

Потом они осторожно обернули Кае в циновки, подняли его, отнесли к берегу моря и положили в каноэ. Пока жен­щины быстро гребли к острову, Кае лежал, погруженный в магический сон. Еще не занялась на небе заря, а женщи­ны опять подняли свою живую ношу, отнесли Кае в дом Тинирау и положили на циновки. Когда Кае проснулся, было уже совсем светло.

— Вот идет Тинирау! Идет сам Тинирау! — кричали собравшиеся люди.

Тинирау шел к своему дому.

Туманы сна все висели над головой Кае. Он не знал, что произошло ночью, и воображал, что находится в собственном доме. Но вот Тинирау раскрыл дверь и крикнул:

— Привет тебе, о Кае!

— Ты зачем пришел в мой дом? — спросил Кае.

— Нет, не я пришел к тебе, — сказал Тинирау, — а ты, Кае, пришел ко мне.

— Что ты болтаешь? Это мой дом.

— Посмотри-ка вокруг себя, Кае.

Кае огляделся. Это был чужой дом. И украшения на стенах были совсем не те, что у него. И резьба на столбах была иная. Кае заглянул в дверь через плечо Тинирау. и увидел враждебные, хмурые лица незнакомцев.

Тогда он все понял и склонил голову.

Смерть кита Тутунуи была отомщена.

0
No votes yet