Коза-дереза

Жили были дед да баба. Поехал дед на ярмарку да и купил себе козу. Привез ее домой, а рано на второй день посылает дед старшего сына ту козу пасти. Пас, пас парень ее вплоть до вечера да и стал гнать домой. Только к воротам стал подходить, а дед встал в воротах в красных сапогах да и спрашивают:

— Козонька моя милая, козонька моя дорогая! Пила ли ты, ела ли ты?

— Нет, дедушка, я и не пила, я и не ела: только бежала через мостик и ухватила кленовый листочек, только бежала через ручеек и ухватила водицы капельку, — только пила, только и ела!

Тут дед рассердился на сына, что он плохо за скотом присматривает, да и прогнал его.

На второй день посылает второго сына — младшего. Пас, пас парень козу вплоть до вечера да и стал гнать домой. Только стал к воротам подходить, а дед встал в воротах в красных сапогах да и спрашивают:

— Козонька моя милая, козонька моя дорогая! Пила ли ты, ела ли ты?

— Нет, дедушка, я и не пила, я и не ела: только бежала через мостик и ухватила кленовый листочек, только бежала через ручеек и ухватила водицы капельку, — только пила, только и ела!

Тут дед и того сына прогнал.

На третий день посылает уже женщину. Вот она погнала козу, пасла весь день; вечером стала подходить к двору, а дед уже стоит в воротах в красных сапогах да и спрашивают:

— Козонька моя милая, козонька моя дорогая! Пила ли ты, ела ли ты?

— Нет, дедушка, я и не пила, я и не ела: только бежала через мостик и ухватила кленовый листочек, только бежала через ручеек и ухватила водицы капельку, — только пила, только и ела!

Тут дед прогнал и бабу.

На четвертый день погнал он уже сам козу, пас весь день, а вечером погнал домой и только выгнал на дорогу, а сам напрямик пошел; стал на воротах в красных сапогах да и спрашивают:

— Козонька моя милая, козонька моя дорогая! Пила ли ты, ела ли ты?

— Нет, дедушка, я и не пила, я и не ела: только бежала через мостик и ухватила кленовый листочек, только бежала через ручеек и ухватила водицы капельку, — только пила, только и ела!

Вот тогда дед рассердился, пошел к кузнецу, стал козу резать, а она вырвалась да и убежала в лес. В лесу видит коза зайчиков домик, — она туда вбежала да и спряталась на печи.

Вот прибегает зайка, и слышит — кто-то есть в домике. Зайка и спрашивают:

— А кто, кто в моем домике?

А коза сидит на печи да и говорит:

 

— Я, коза-дереза

За три копны купленная

В бока луплена!

Топ-топ ногами

Сколю тебя рогами

Ножками затопчу

Хвостиком занесу, —

Здесь тебе и смерть.

 

Тут зайка разозлился, выбежал из домика, сел под дубком. Сидит да и плачет. Когда идет медведь да и спрашивают:

— Чего ты, зайка-побегайка плачешь?

— Как же мне, мишка, не плакать, когда в моем домике зверь страшный сидит!

А медведь:

— Вот я его выгоню! Побежал к домику:

— А кто, кто в зайчиковом домике? А коза с печи:

 

— Я, коза-дереза

За три копны купленная

В бока луплена!

Топ-топ ногами

Сколю тебя рогами

Ножками затопчу

Хвостиком занесу, —

Здесь тебе и смерть.

 

Медведь и испугался.

 

— Нет, — говорит, — зайке-побегайчику, не выгоню — боюсь.

Вот снова пошел зайка, сел под дубком да и плачет. Тут идет волк и спрашивает:

— А чего это ты, зайка-побегайчик, плачешь?

— Как же мне, волчище-братик, не плакать, когда в моем домике зверь страшный сидит!

А волк:

— Вот я его выгоню!

— Где тебе его выгнать! Уже и медведь гнал, и не выгнал.

— Конечно, выгоню.

Побежал волк к домику да и спрашивают:

— А кто, кто в зайчиковом домике? А коза с печи:

 

— Я, коза-дереза

За три копны купленная

В бока луплена!

Топ-топ ногами

Сколю тебя рогами

Ножками затопчу

Хвостиком занесу, —

Здесь тебе и смерть.

Волк и испугался.

— Нет, — говорит, — зайка-побегайчик, не выгоню — боюсь.

Зайка снова пошел, сел под дубком да и плачет. Когда бежит лисичка, увидела зайку да и спрашивают :

— А чего ты, зайка-побегайчик, плачешь?

— Как же мне, лисичка-сестричка, не плакать, когда в моем домике страшный зверь сидит!

А лисичка:

— Вот я его выгоню!

— Где тебе, лисичка, его выгнать! Уже и медведь гнал — не выгнал, и волк гнал, и не выгнал, а то ты!

— Конечно, выгоню.

Побежала лисичка к дому и:

— А кто, кто в зайкином домике? А коза с печи:

— Я, коза-дереза

За три копны купленная

В бока луплена!

Топ-топ ногами

Сколю тебя рогами

Ножками затопчу

Хвостиком занесу, —

Здесь тебе и смерть.

 

Вот лисичка тоже испугалась.

— Нет, — говорит, — зайке-побегайчику, не выгоню — боюсь.

Пошел зайка, сел под дубком да и опять плачет. Тут лезет рак-горемыка да и спрашивают:

— Чего ты, зайка-побегайчик, плачешь?

— Как же мне не плакать, когда в моем домике страшный зверь сидит!

 

А рак:

 

— Вот я его выгоню!

— Где тебе его выгнать! Уже медведь гнал, и не выгнал, и волк гнал, и не выгнал, и лиса гнала, и не выгнала, а то ты!

— Конечно, выгоню!

Вот полез рак в домик да и спрашивают:

— А кто, кто в зайчиковом домике? А коза с печи:

 

— Я, коза-дереза

За три копны купленная

В бока луплена!

Топ-топ ногами

Сколю тебя рогами

Ножками затопчу

Хвостиком занесу, —

Здесь тебе и смерть.

 

А рак все лезет и лезет, залез на печь и:

— А я, рак-горемыка

Как ущипну, — будешь знать!

Да как ущипнет козу клешнями!.. Коза как замекает, и с печи, и из дома — побежала, только и видно! Вот тогда зайка обрадовался, пришел в домик и так рака благодарит. Да и стал жить в своем домике.

 

 

0
No votes yet