Два хвастливых великана

Лежали на песке два брата-великана и хвастались. — Я, — сказал великан Карамбек, что был постарше, — сегодня встал рано утром, пошел, как обычно, к берегу моря умываться. Море было тихим и спокойным. Зачерпнул я рукой — поднялись волны высотой с двухэтажный дом, второй раз зачерпнул — шторм разыгрался, море пошло ходуном. Пока умывался, поднялся ураган — потопил в море корабли.

— Это что, — сказал великан, который был ростом пониже и возрастом помоложе, его звали Шалгамбек. — Вот я с ветром поспорил: кто из нас сильнее. Помчались мы к саду, а в нем плодов видимо-невидимо. Ветер дунул — ветки качнулись, листва лишь прошелестела. Дунул я — с ветвей полетели в небо спелые плоды. Через неделю на другом конце земли, над городом Трумбаденом, выпал град со спелыми грушами, сливами и виноградом.

— А я, — сказал старший брат-великан Карамбек, — собрался на днях в путешествие, да не смог найти себе достойного коня. Все какие-то хилые, тощие. Оседлал я тогда вершину Куриного хребта и так хлестнул ее плетью, что гора сдвинулась с места, заржала и поскакала резвей любой скаковой лошади.

— А я, — сказал Шалгамбек, — прошлой ночью вдруг проголодался, пошарил вокруг — не нашел ни крошки. Смотрю, в небе аппетитная лепешка — луна. Откусил аккуратненько по краям, всю луну не съел, тоненький ломтик тебе оставил.

— А со мною еще не то было...

Долго бы хвастались великаны, но тут мимо них проезжал крестьянин. Услышал хвастунов. Рассмеялся. Очень его развеселили рассказы великанов.

— Хватит вам хвалиться, братья-великаны. Такие большие, а занимаетесь ерундой, лучше бы помогли мне поле вспахать.

— Не смей прерывать наш разговор! Мы одним щелчком — раз!—и нет тебя!

— Не грозитесь, верзилы. Мешок видите? В. этом мешке зерно. Зернышко мало, а любого великана одолеет.

— Ха! Ха! — засмеялись великаны так, что речка заволновалась и горы вздрогнули. — Где зернышки? Давай. Не разглядишь их. Ты сам положи нам по зернышку на язык.

Великаны высунули языки. Крестьянин положил им по зернышку. Великаны выпили речку. Проглотили по быку. Старший еще и плуг проглотил.

Пшеничные зернышки, попав к великанам в брюхо, быстро набухли, каждое из них стало расти.

— Какой у тебя смешной огромный живот!— захохотал старший брат Карамбек, взглянув на младшего.

— Да ты лучше на себя посмотри, — откликнулся младший.

Хотели было раздувшиеся, как воздушные шары, братья проглотить крестьянина, да не успели — лопнули.

И снова пошли по земле быки, потащили плуг за собой, за ними следом крестьянин с мешком пшеницы на плече шел, песню пел, а зернышки покатились в борозды, пустили крепкие корни, и в поле зазеленели ростки пшеницы.

Так наказал крестьянин великанов за лень и хвастовство.

0
No votes yet